Я видел азии бесплодные пределы пушкин

Я видел азии бесплодные пределы пушкин

В соседстве Бештау и Эльбруса

Забытый светом и молвою,
Далече от брегов Невы,
Теперь я вижу пред собою
Кавказа гордые главы.
Над их вершинами крутыми,
На скате каменных стремнин,
Питаюсь чувствами немыми
И чудной прелестью картин
Природы дикой и угрюмой…

Подкумка знойный брег, пустынные вершины…

Выразительна характеристика зарождающегося курорта:

Когда гора Бештау, ой дуней, была величиной
с кочку,
Когда лес на Бештау, ой дуней, был
с кустарник,
В те времена, ой дуней, я был мужчиной
средних лет.7

Богиня песен и рассказа,
Воспоминания полна,
Быть может, повторит она
Преданья грозного Кавказа;
Расскажет повесть дальных стран,
Мстислава древний поединок…

Свою печать утратил резвый нрав,
Душа час от часу немеет;
В ней чувств уж нет. Так легкий лист дубрав
В ключах кавказских каменеет.

Все тихо — на Кавказ идет ночная мгла.
Мерцают звезды надо мною.
Мне грустно и легко, печаль моя светла…

Уже пустыни сторож вечный
Стесненный холмами вокруг,
Стоит Бешту остроконечный
И зеленеющий Машук,
Машук, податель струй целебных;
Вокруг ручьев его волшебных
Больных теснится бледный рой…

______________________________________________________
1. Архив Раевских. СПб., 1908. Т.1. С.524.
2. Белинский В.Г. Полн. собр. соч. М., 1956. Т.XI. С.132.
3. Пантелеев И.Я. Очерк истории изучения и развития Кавказских минеральных вод. М., 1955. С.14.
4. Челеби Эвлия. Книга путешествия. М., 1979. Вып.2. С.91-92.
5. Смирнов Н.А. Политика России на Кавказе в XVI-XIX веках. М., 1958. С.32.
7. Нарты. Адыгейский героический эпос. М., 1974. С.280-281, 390.
6. Тресков И.В. Фольклорные связи Северного Кавказа. Нальчик, 1963. С.31.
8. Черейский Л.А. Пушкин и его окружение. Л., 1988. С.296.
9. Карамзин Н.М. История государства Российского. СПб., 1842. Кн.1. Т.2. С.11.
11Н… Н… (Н.Нефедьев). Записки во время поездки из Астрахани на Кавказ и в Грузию в 1827 году. М., 1829. С.46-47.
10. Пущин М.И. Встречи с Пушкиным за Кавказом // Пущин И.И. Записки о Пушкине. Письма. М., 1956.

А. С. Пушкин. Автопортрет.

Маленький Александр Пушкин гулял с нянею, Ульяною Яковлевой, по тенистым аллеям старинного московского парка. Неожиданно вышел и направился им навстречу небольшого роста офицер в мундире, ботфортах и треуголке. У него был странный вид: широкий вздернутый нос на невыразительном лице, строгий, ищущий взгляд, стремительные движения. Его небольшая фигура, казалось, тонула в огромных ботфортах с широкими отворотами, но повадка была повелительная.

Быстрым военным шагом он приблизился к годовалому Пушкину, строгим взглядом окинул няню и, тыча пальцем в голову ребенка, крикнул:

Накрапывал дождик. Но няня, смутившись, не посмела перечить повелительному приказу и сняла с головы мальчика картуз.

Только что приехавшая из деревни и приставленная к ребенку нянькой, Ульяна не могла, конечно, знать, кто был повстречавшийся им офицер. Надежда Осиповна разъяснила ей дома, что это был сам царь, император Павел I, недовольный тем, что они не приветствовали его.

— Слава богу, что все обошлось благополучно.

Через четыре месяца после этой встречи, в ночь с 11 на 12 марта 1801 года, император Павел I, самодержавный тиран и самодур, был задушен ночью во дворце заговорщиками.

Занявшие после Павла I престол Александр I и Николай I никогда не переставали преследовать поэта и привели его к гибели.

Необычно началась и складывалась жизнь будущего поэта России. Необычна была и родословная Пушкина: в его жилах текла славянская и африканская кровь.

Отец Пушкина, Сергей Львович, принадлежал к древнему, постепенно обедневшему дворянскому роду служилых людей, воинов и государственных деятелей, сподвижников Александра Невского, Ивана Грозного, Бориса Годунова, Козьмы Минина.

В конце XVIII века, когда родился Александр Пушкин, отец его уже отошел от военной и государственной службы. Он жил светской жизнью, участвовал во всяких празднествах и собраниях. Был прекрасным актером в домашних спектаклях, очень любил и мастерски читал Мольера. Дружил с Карамзиным, поэтом Дмитриевым, а много позднее — с Батюшковым и Жуковским. Сам тоже писал стихи по-французски и по-русски.

В доме Пушкиных французский язык был обиходным. Библиотека заполнена была произведениями французских классиков, трудами философов-просветителей и поэтическими сборниками XVII и XVIII веков.

Рядом с великолепной французской библиотекой, с французской речью в гостиной особый дух царил в детской комнате. Здесь пестовала внука бабушка Мария Алексеевна Ганнибал, владевшая сильной и образной русской речью. Она была первая наставница маленького Александра, она выучила его грамоте. Мальчик жадно впитывал в себя ее русские сказки, предания и рассказы о прадеде Абраме Петровиче Ганнибале и о его сыне, Осипе Абрамовиче, за которым была замужем.

Москва. Красная площадь в XIX веке. С литографии.

Сын владетельного абиссинского князька, Ибрагим восьмилетним мальчиком был привезен вместе с другими двумя арапчатами в Россию, в подарок Петру I. В 1707 году, девятнадцатилетним юношей, он был крещен в сохранившейся до наших дней старинной церкви Вильнюса. Восприемниками Ибрагима были — супруга польского короля Августа и Петр I. Ему дали имя Абрама Петровича Ганнибала.

До 1716 года — Ибрагиму было уже двадцать восемь лет — он состоял личным камердинером Петра I. Но о родине никогда не забывал. За ним приезжал из Африки другой брат, хотел его выкупить, но Петр I привязался к своему питомцу, полюбил его и отказал в просьбе отпустить на родину. Заметив большие способности и даровитость Абрама Петровича, царь направил его во Францию получить образование.

Царь пригласил Ибрагима к столу, познакомил с императрицею и дочерьми.

Абрам Петрович дослужился до чина генерал-аншефа. В 1745 году ему пожаловано было за большие заслуги село Михайловское под Псковом. Впоследствии в Михайловском, ставшем имением Пушкиных, поэт вспоминал в одном из своих стихотворных посланий прадеда:

← Юрьеву Я видел Азии бесплодные пределы…
автор Александр Сергеевич Пушкин (1799—1837)
Аптеку позабудь ты для венков лавровых… →
См. Стихотворения 1820 . Источник: ФЭБ (1977) • При жизни Пушкина не печаталось. Сохранился черновик, писанный, по-видимому, в Гурзуфе. Отрывок посвящен воспоминанию о посещении Кавказа (июнь—начало августа 1820).

Я видел Азии бесплодные пределы,
Кавказа дальный край, долины обгорелы,
Жилище дикое черкесских табунов,
Подкумка [1] знойный брег, пустынные вершины,
Обвитые венцом летучим облаков,
И закубанские равнины!

Ужасный край чудес. там жаркие ручьи
Кипят в утёсах раскалённых,
Благословенные струи!
Надежда верная болезнью изнурённых.
Мой взор встречал близ дивных берегов
Увядших юношей, отступников пиров,
На муки тайные Кипридой осуждённых,
И юных ратников на ранних костылях,
И хилых стариков в печальных сединах.

  1. Подкумок — река, на которой расположены Пятигорск и Кисловодск (Горячие и Кислые воды).

Я видел Азии бесплодные пределы,
Кавказа дальный край, долины обгорелы,
Жилище [дикое]черкесских табунов,
Подкумка знойный брег, пустынные вершины,
Обвитые венцом летучим облаков,
И закубанские равнины!
[Ужасный край чудес]!…. там жаркие ручьи
Кипят в утесах раскаленных,
Благословенные струи! Надежда верная болезнью изнуренных.
[Мой взор встречал] близ дивных берегов
Увядших юношей, отступников пиров,
На муки тайные Кипридой осужденных,
И юных ратников на ранних костылях,
И хилых стариков в печальных сединах.

Аптеку позабудь ты для венков лавровых
И не мори больных, но усыпляй здоровых.

Увы! зачем она блистает
Минутной, нежной красотой?
Она приметно увядает
Во цвете юности живой…
Увянет! Жизнью молодою
Не долго наслаждаться ей;
Не долго радовать собою
Счастливый круг семьи своей,
Беспечной, милой остротою
Беседы наши оживлять
И тихой, ясною душою
Страдальца душу услаждать…
Спешу в волненьи дум тяжелых,
Сокрыв уныние мое,
Наслушаться речей веселых
И наглядеться на нее;
Смотрю на все ее движенья,
Внимаю каждый звук речей
И миг единый разлученья
Ужасен для души моей.

Читайте также:
Читайте также:  Гомеопатическое лечение женского бесплодия
Adblock
detector