Всемирная организация здравоохранения о бесплодии

Всемирная организация здравоохранения о бесплодии

Профессор Владислав Корсак рассказал о проблеме бесплодия, эффективности ЭКО и суррогатном материнстве

Москва. 18 мая. INTERFAX.RU — Президент Российской ассоциации репродукции человека (РАРЧ), гендиректор Международного центра репродуктивной медицины в Санкт-Петербурге, доктор медицинских наук, профессор Владислав Корсак рассказал в интервью «Интерфаксу» об эффективности использования ЭКО, услугах суррогатных матерей, проблеме бесплодия в России, ее причинах и о возможностях развития сферы репродуктивных технологий.

— Сколько, по вашим данным, бесплодных людей в России?

— Точная цифра заболеваемости по стране остается неизвестной. Статистика по обращаемости и статистика по заболеваемости бесплодием совпадать не может — если с инфекционными заболеваниями люди почти всегда обращаются к врачу, то при бесплодии до какого-то возраста люди просто не переживают по поводу того, что беременность не наступает, а могут и вообще не начать переживать.

Мировая статистика говорит о том, что как минимум 10%, как максимум – 20% жителей Земли могут быть бесплодны. В 90-е годы исследование в Западной Сибири показало, что в этом регионе частота бесплодия была близка к 19%. Это был серьезный сбор данных, хоть и небольшой по масштабам, но информативный. Проводился буквально поквартирный обход – социологи выясняли, живут ли там люди репродуктивного возраста, и что у них с репродуктивной функцией. Для понимания значимости проблемы – по данным ВОЗ, частота бесплодия в 15% и выше является фактором, негативно влияющим на демографическую ситуацию в стране.

— Недавно озвучивались данные комитета Совета Федерации, согласно которым 6 млн российских женщин (из 78 млн) бесплодные, и еще 4 млн (из 68) мужчин, согласны ли вы с этими данными? Это меньше 10%.

— Тут вопрос, как получили эти цифры. Если по обращаемости, а скорее всего именно так, то я уже говорил, что такие сведения не отражают ситуации ни по реальной заболеваемости, ни по потребности в лечении бесплодия. И потом, бесплодие – проблема репродуктивного возраста, а в материалах взяли все население, так что это уже не меньше 10%, а значительно больше.

Думаю, важно сказать и о другом показателе, по которому можно судить об удовлетворенности потребности в лечении бесплодия с помощью вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), основанных на экстракорпоральном оплодотворении (ЭКО). В среднем в европейских странах число лечебных циклов ВРТ в последние годы составляет около 1500 на 1 млн населения (но в ряде стран это число намного выше, например, в Дании – 3000). По данным последнего отчета нашей ассоциации за 2016 год этот показатель составил 839 циклов на 1 млн населения.

— А сколько процедур ВРТ, на ваш взгляд, должно проводиться в России?

— Хорошо бы увеличить их количество раза в два, довести до среднеевропейского показателя — 1500 на 1 млн населения. Известно, что Минздрав планировал довести число циклов ВРТ за счет ОМС в прошлом году до 1000 на 1 млн населения.

— Министр здравоохранения говорила, что проведено 78 тысяч процедур ЭКО за государственные средства. А какой процент циклов ВРТ оплачивается государством?

— Думаю, это около половины циклов ВРТ, проведенных в стране в прошлом году.

— Давайте все-таки расскажем, что такое ВРТ?

— ВРТ – это группа методов преодоления бесплодия, основанных на оплодотворении яйцеклетки вне организма женщины, т.е. экстракорпорально. Экстракорпоральное оплодотворение может быть достигнуто в специальных условиях путем добавления сперматозоидов к яйцеклеткам (это и есть метод ЭКО) или с помощью введения сперматозоида в яйцеклетку – это метод ИКСИ. Выбор метода оплодотворения зависит от разных факторов, чаще всего связанных со сперматозоидами. Большое количество причин, приводящих к бесплодию, потребовало от специалистов создания программ и методов, позволяющих решать проблемы конкретных пациентов. В арсенал сегодняшних ВРТ входят: преимплантационное генетическое тестирование эмбрионов, криоконсервация яйцеклеток, спермы, эмбрионов; донорские программы, программа суррогатного материнства.

— Каковы причины бесплодия?

— Начнем с того, что бесплодие существует с библейских времен. Просто сейчас больше и громче стали на эту тему говорить. Был период, когда лечение бесплодия не поддерживалось государством. Но когда смертность превысила рождаемость, это направление стало государственной задачей. С 2013 года начали оплачивать. Думаю, что число бесплодных пар с этого времени не увеличилось, а вот количество обсуждений этой проблемы и доступность лечения увеличилось. В 2012 году в стране было проведено 439 циклов ВРТ на 1 млн населения, а в 2016 году, как я уже говорил, 839. Почти в два раза увеличилось количество циклов, и, судя по всему, этот показатель еще будет расти.

Причин много, разные заболевания могут сопровождаться бесплодием. Это инфекции, передаваемые половым путем заболевания, в результате которых возникает непроходимость маточных труб, гормональные нарушения, эндометриоз, миомы, опухоли матки, яичников. И, конечно, женский детородный возраст, который все-таки ограничен природой.

Когда женщина имеет равные возможности с мужчинами, у нее есть возможность получить образование, сделать карьеру, она поздно начинает думать о том, что пора рожать, а когда это все-таки происходит, возможности зачастую уже ограничены, яйцеклеток в яичниках мало или их уже нет.

Не стоит забывать и о бесплодии у мужчин. У них половая активность может быть нормальная, а сперматозоидов в сперме — мало или нет. Обследовать, конечно, в бесплодных парах надо и мужчину, и женщину. Это вроде бы очевидные вещи, но есть люди, которые об этом не знают.

— Какой сейчас предельный возраст рожениц, до какого возраста остается шанс родить здорового ребенка, до какого возраста рекомендуете рожать, и до какого возраста возможно ЭКО?

— Репродуктивный возраст физиологически заканчивается в 49 лет у женщин, а после наступает менопауза. До этого возраста шансы забеременеть есть почти всегда, но они стремительно падают после 35 лет.

В этом вопросе стоит обратить внимание не только на физиологическую возможность забеременеть, но и на проблемы, частота возникновения которых увеличивается вместе с возрастом, — это хромосомные заболевания, например, синдром Дауна.

Могу рассказать о статистике по регистру РАРЧ, касающейся частоты наступления беременности в программе ЭКО в зависимости от возраста, она довольно показательна. Так, если эту процедуру проходят в возрасте моложе 34 лет – беременность наступает в 37% случаев, а родов – 28,5%, 35-39 лет – беременность – 30%, роды — 21%, 40 и старше – беременность — 15,4%, роды — 8,2%. То есть шансов выносить наступившую беременность все меньше с возрастом. Это связано со здоровьем женщины.

В среднем же в результате ЭКО беременность наступает почти в 35% случаев, если яйцеклетка донорская – в 43% случаев. Родами заканчивается 70% беременностей в результате ВРТ. У суррогатных матерей беременность в результате ЭКО наступает в 47% случаев, родами заканчивается 77%.

Читайте также:  Дети после 10 лет бесплодия

— Здоровые ли дети рождаются в результате ЭКО?

— В скандинавских странах собрали статистику по сотням тысяч детей, рожденных при помощи ЭКО. Выяснили, что дети рождаются здоровые, их проблемы со здоровьем не отличаются от аналогичных проблем у детей, зачатых естественным способом. И проблемы, которые выявляются в этой группе детей, как правило, связаны с большей частотой многоплодия и здоровьем и возрастом родителей.

— Многие сейчас морозят яйцеклетки, чтобы использовать их, когда захотят забеременеть, стоит ли это делать, на ваш взгляд?

— Да, «отложенное материнство» путем криоконсервации яйцеклеток сейчас популярное направление, хотя больше за границей, у нас о нем мало знают. Возможности эффективного сохранения яйцеклеток появились всего около 10 лет назад, раньше их сложнее было заморозить и сохранить, чем сперматозоиды и эмбрионы. Таким образом решается проблема бесплодия, связанная с возрастным старением яйцеклеток и истощением яичников, а также профилактика хромосомных проблем у детей. Еще это помогает сохранить фертильность женщин, заболевших раком. Многие разновидности рака сейчас излечимы. А женщинам репродуктивного возраста можно таким образом дать возможность после выздоровления беременеть и рожать.

По поводу популярности и безопасности процедуры могу сказать, что некоторые мои коллеги законсервировали яйцеклетки, так что судите сами.

— Раньше часто предлагали морозить стволовые клетки при родах, пуповинную кровь для последующего лечения детей от разных заболеваний, в том числе от рака, но позже стали высказываться неоднозначные мнения по поводу этой процедуры. Как вы к этому относитесь?

— Эта тема не имеет непосредственного отношения к моей области деятельности, но я могу прокомментировать как врач. Забор пуповинной крови никому вреда не принесет. Другое дело, что были большие надежды, что с помощью выделенных из пуповинной крови стволовых клеток можно в случае серьезного заболевания помочь рожденному ребенку, но заболевания эти не такие частые, кроме того, количество стволовых клеток, получаемых из крови, крайне мало. В связи с этим возможность использования этого метода для лечения ограничена возрастом ребенка, до 4 лет примерно. А дальше никакого значения эти сохраненные клетки не имеют, это количество стволовых клеток не поможет.

— Легко ли попасть в программу ЭКО за счет ОМС?

— В целом по стране проблем с этим нет. Граждане имеют право на выбор центра и врача вне зависимости от места нахождения центра и формы его собственности. Правда, бывает, что чиновники пытаются помешать свободному выбору пациентов, но эти действия незаконны. Здесь надо проявлять настойчивость.

— Часто ли обращаются за услугами суррогатных матерей в России?

— Согласно законодательству, у женщины, которая хочет воспользоваться этой услугой, обязательно должны быть показания – невозможность вынашивать беременность, отсутствие матки, заболеваемости, мешающие беременности, необъяснимые неудачи при переносе нормальных эмбрионов. Спрос есть, но не такой большой — доля программ суррогатного материнства среди других программ ВРТ в нашей стране практически неизменна и составляет около 1,5%.

— Что, на ваш взгляд, нужно изменить в системе суррогатного материнства?

— На днях отправил в министерство экспертное заключение на присланный нам проект закона об изменении порядка регистрации детей, родившихся от суррогатных матерей. Проблема сейчас в том, что суррогатная мама во время беременности может решить, что ей, например, мало денег и отказаться отдавать ребенка. Согласно Семейному кодексу, именно суррогатная мать принимает решение, отдавать или нет ребенка. Были суды, детей в итоге получали родители, но это отнимало много времени и сил у родителей. Новый проект закона предлагает на уровне договора о суррогатном материнстве закрепить, что родителями ребенка являются те, кто заказывает эту услугу, и изменению это не подлежит, только если они сами откажутся. То есть суррогатная мать не сможет изменить свое решение отдать ребенка после рождения.

— Но всегда ли вопрос в деньгах, а не в том, что женщина все-таки ждет ребенка и ей тяжело расстаться с ним?

— Женщины, которые изъявляют желание стать суррогатной матерью, рассказывают о своей мотивации: что они легко вынашивали свои беременности, для них это не проблема, они искренне хотят помочь тем, кто хочет ребенка, но не может зачать или родить. И потом стоит посмотреть на эту проблему и со стороны родителей, они ведь тоже вкладывают в этого ребенка много денег, нервов, времени.

Таких конфликтных случаев между суррогатной матерью и родителями не так много. Очень часто между ними сохраняются дружеские отношения. Понятно, что у суррогатной матери могут возникать проблемы. Но должна быть поддержка психолога на протяжении всей беременности, должны быть отношения между родителями и этой женщиной. Была история, когда родители договорились с суррогатной матерью, уехали, и только деньги ей присылали в течение девяти месяцев, ни разу не приехали, не узнали о ее самочувствии. И после родов суррогатная мать сомневалась, насколько безопасно отдавать ребенка родителям. Противоположная история – родители заперли суррогатную мать на даче с охранниками, несмотря на то, что у нее была своя семья. Мотивировали тем, что нужно наблюдать за ней на протяжении всей беременности, помогать, отвозить к врачу в случае проблем. Она сбежала, ей помогли. Так вот, должна быть золотая середина, нормальные взаимоотношения между суррогатной матерью и родителями, поддержка, внимание с их стороны.

— Как относитесь к абортам, предложению вывести их из системы ОМС? И сейчас аборты все еще влияют на возможность бесплодия?

— Конечно, аборт одна из частых причин непроходимости маточных труб, хронического воспаления эндометрия, поэтому это частая причина бесплодия. И всегда будет. Аборт по медицинским показаниям должен остаться в системе ОМС. Усилия по информированию о вреде абортов предпринимаются, но они должны предприниматься еще в школе, нужно девочкам объяснять, что аборт вреден, а контрацепция доступна. Но что сделать, тут влияет степень ханжества. Это проблема не только России. Я считаю, сексуальное образование обязательно должно быть в школе.

Бесплодие — это неспособность сексуально активной, не использующей контрацепцию пары добиться беременности в течение одного года. Мужчина-партнер может быть проверен на бесплодие или субфертильность (пониженную плодовитость) с помощью целого ряда клинических методов, а также с использованием лабораторного исследования спермы («Руководство ВОЗ для лабораторного исследования и обработки человеческой спермы», 2010 г.).

Первичное бесплодие определяется как «неспособность женщины родить ребенка из-за ее неспособности либо забеременеть, либо доносить и родить живого ребенка». Иногда этому дается другое определение – «первичная стерильность». Таким образом, тех женщин, у которых беременность заканчивается спонтанным выкидышем или рождением мертвого ребенка, если у них никогда не было живорожденного ребенка, можно назвать «первично бесплодными».

Читайте также:  Женское бесплодие акушерство и

Вторичное бесплодие определяется как «неспособность женщины родить ребенка из-за ее неспособности либо забеременеть, либо доносить и родить живого ребенка» уже после того, как у нее либо была предыдущая беременность, либо она смогла ранее доносить и родить живого ребенка. Поэтому, тех женщин, у которых происходит спонтанный выкидыш или рождается мертвый ребенок, но при этом у них была предыдущая беременность или они смогли ранее доносить и родить живого ребенка, можно назвать «вторично бесплодными».

В клинических исследованиях и медицинской практике бесплодие (infertility) женщин часто определяется как их «неспособность забеременеть». Клиническое определение бесплодия (которое используется для решения проблемы обеспечения необходимого доступа к средствам диагностирования и мерам вмешательства в отношении репродуктивного здоровья) звучит так: «это болезнь репродуктивной системы, которая выражается в отсутствии клинической беременности после 12 или более месяцев регулярной половой жизни без предохранения от беременности». «Пересмотренный ИКМАРТ и ВОЗ словарь терминов ВРТ, 2009 г.»

В рамках эпидемиологических исследований эта «неспособность забеременеть» имеет более широкие временные границы – два года, в течение которых делались попытки забеременеть. В демографических исследованиях эти границы еще более расширены – до пяти лет, но при этом в отношении «бесплодия» часто используется термин «infecundity». Это объясняется тем, что фертильность («fertility») подразумевает «общую плодовитость», а термин «fecundity» используется, когда речь идет о физиологической способности репродуцировать. («Бесплодие, неплодовитость и бездетность в развивающихся странах» –»Infecundity, infertility and childlessness in developing countries.»)

Бесплодие это неспособность сексуально активной, не использующей контрацепцию пары добиться беременности в течение одного года. Мужчина-партнер может быть проверен на бесплодие или субфертильность (пониженную плодовитость) с помощью целого ряда клинических методов, а также с использованием лабораторного исследования спермы.

  • Словарь терминов вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), 2009 г.
    Статья в журнале «Fertility and Sterility», выпуск 92, номер 5, ноябрь 2009 г.
  • Российские инновации в области оказания преконцепционной помощи и помощи при бесплодии
    pdf, 361kb
    Концептуальная записка
  • Стать матерью во что бы то ни стало: муки бесплодия
    Бюллетень ВОЗ, выпуск 88, номер 12, декабрь 2010 г.

Генеральный директор
Генеральный директор и высшее руководство

Руководящие органы
Устав ВОЗ, Исполнительный комитет и Всемирная ассамблея здравоохранения

Центр СМИ
Новости, события, информационные бюллетени, мультимедийные средства и контакты

Доклад о состоянии здравоохранения
Ежегодный доклад о здравоохранении в мире и основные статистические данные

Многие бесплодные женщины из развивающихся стран считают, что без детей их жизнь будет безнадежной. Weiyuan Cui рассказывает о бремени, которое несут эти женщины, и об отсутствии доступного по стоимости лечения.

Выпуск 88, номер 12, декабрь 2010 г.

Энн (это ее ненастоящее имя) живет в Кампале, Уганда, с мужем и его ребенком от бывшей партнерши. Выходя замуж в 1996 году, Энн с радостью признала 4-летнего сына мужа в надежде, что однажды у нее появится свой собственный биологический ребенок. К сожалению, в первые годы ее замужества у нее случилось несколько выкидышей, а в результате одного из них, вызвавшего «нестерпимую боль» и кровотечение, она потеряла сознание.

«Очнулась я в больнице. Врач сказал, что у меня была внематочная беременность. Им пришлось удалить ребенка, который умирал внутри меня», – говорит она. Позднее ей сказали, что она больше не сможет забеременеть.

«Внематочная беременность может приводить к бесплодию, но наиболее распространенные причины включают непроходимость маточных труб в результате инфекций репродуктивных органов, которые часто передаются половым путем, послеродовые осложнения или небезопасный аборт», – говорит д-р Sheryl Vanderpoel, Департамент по репродуктивному здоровью и научным исследованиям, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). В странах с высокими показателями туберкулеза, такими как Индия, туберкулез половых органов также является одной, часто не выявленной, причиной бесплодия.

От бесплодия страдает целых 15% всех пар репродуктивного возраста в мире. Демографические исследования ВОЗ, проведенные в 2004 году, показали, что в Африке к югу от Сахары более 30% женщин в возрасте 25-49 лет страдают от вторичного бесплодия – неспособности забеременеть после первой беременности.

¨Несмотря на то, что примерно в 50% случаев причиной неспособности пары к репродукции является мужское бесплодие, социальное бремя «непропорционально ложится на женщин», – считает д-р Mahmoud Fathalla, бывший директор Специальной программы по научным исследованиям, развитию и подготовке специалистов в области исследований репродукции человека, базирующейся в ВОЗ. «Когда пара не способна к репродукции, мужчина может развестись со своей женой или привести другую жену, если их культура позволяет полигамию», – говорит он.

Во многих культурах бездетные женщины страдают от дискриминации, стигматизации и остракизма. Так, например, Энн запретили присутствовать на похоронах ее свекра. «Родственники, собираясь вместе, много говорят о своих детях или о беременностях и родах. В эти моменты я чувствую себя крайне одиноко. Как часто люди не считаются с другими людьми, не проявляют уважения, – сетует она. – Такие женщины, как я, часто должны терпеть внебрачные связи своих мужей. Я слышала, как другие женщины говорят, что мы прокляты».

Vanderpoel считает, что «в некоторых странах стигматизация может достигать крайней степени, когда бесплодные люди рассматриваются как бремя для социально-экономического благополучия сообщества. Стигматизация распространяется на других членов семьи, включая братьев и сестер, родителей мужа и жены, которые глубоко опечалены тем, что их семья не будет иметь продолжения и не внесет свой вклад в их сообщество. Это усугубляет вину и позор, которые испытывает бесплодный человек», – говорит она.

Rita Sembuya, основатель Центра Джойс по лечению бесплодия в Уганде, говорит, что такое чувство безысходности и мучительную боль испытывают все женщины, которые приходят в ее центр. «По требованиям нашей культуры, для того чтобы быть принятой обществом, женщина должна иметь, по меньшей мере, одного биологического ребенка, – говорит Sembuya. – Почти все африканские культуры придают особое значение женщинам, рожающим детей, … брак без детей рассматривается как несостоятельность двух людей».

Уганда является одной из стран «африканского пояса бесплодия», протянувшегося через Центральную Африку от Объединенной Республики Танзания на востоке до Габона на западе. В этом регионе наблюдается феномен «бесплодия среди множества», означающий, что бесплодие зачастую наиболее распространено там, где показатели рождаемости также высоки.

«В мире, где необходим строгий контроль за ростом численности населения, обеспокоенность в отношении бесплодия может показаться странной, но в связи с принятием нормы небольшой семьи вопрос непреднамеренного бесплодия становится более насущным, – говорит Fathalla. – Если парам настоятельно рекомендуется откладывать беременность или делать большие перерывы между беременностями, необходимо, чтобы они получали помощь в достижении беременности тогда, когда они этого захотят и в течение более ограниченного времени, которое у них на это есть».

Читайте также:  Гепатит с и женское бесплодие

Несмотря на свою важность, профилактика и лечение бесплодия часто остаются забытыми проблемами общественного здравоохранения или, в лучшем случае, им отводится одно из последних мест в списке приоритетов, особенно в странах с низким уровнем дохода, которые уже страдают от перенаселенности. Низкая рождаемость становится все более распространенной в мире, особенно в странах со стареющим населением и во многих городских районах, где женщины рожают первого ребенка позднее в жизни.

Лицам, формирующим политику в области здравоохранения, все более настоятельно рекомендуется начинать включать профилактику и лечение бесплодия в работу, осуществляемую с целью укрепления систем охраны здоровья матери и ребенка, а также репродуктивного здоровья.

Многим женщинам, особенно женщинам с такими проблемами, как непроходимые или сильно изрубцованные маточные трубы, которым хирургическое восстановление проходимости труб либо не помогло, либо не рекомендуется, может помочь экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО). Эта технология позволяет осуществить прямое оплодотворение яйцеклетки спермой за пределами организма женщины, и при этом нет необходимости в том, чтобы яйцеклетка или сперма проходили через закупоренную трубу. Затем оплодотворенный эмбрион возвращают в матку женщины.

К сожалению, большинство женщин из развивающихся стран не имеют широкого доступа к службам по лечению бесплодия, а ЭКО не доступно для них по стоимости. В то время как оптимальное применение ЭКО оценивается примерно в 1500 циклов на один миллион человек в год, масштабы предоставления этой услуги в развивающихся странах крайне не достаточны, – так считает д-р Gamal Serour, президент Международной федерации гинекологов и акушеров (FIGO) и директор Международного исламского центра по изучению и исследованию населения при Университете Эль-Азар в Каире, Египет.

«Из-за очень высокой стоимости создания центров по лечению бесплодия было создано лишь ограниченное число центров в некоторых странах с низким и средним уровнем дохода, причем большинство из них остается в частном секторе», – говорит Serour. В Уганде провайдер услуг ЭКО в Международной женской больнице использует услуги иностранных врачей из Бельгии, Кении и Нигерии, которые периодически летают в эту страну. «Такая практика повышает стоимость и является неустойчивой», – говорит Sembuya.

Ситуация еще больше усугубляется из-за отсутствия поддержки женщин, как эмоциональной, так и финансовой. В Африке к югу от Сахары «женщины не получают поддержки со стороны своих мужчин-партнеров в стремлении попробовать современные технические методы лечения», – говорит Serour. В сочетании с широко распространенным отсутствием медицинского страхования обращение за лечением бесплодия часто означает одинокий путь для женщин, желающих забеременеть.

«Со стороны моего мужа совсем нет поддержки. Он знает, что при желании может иметь детей от других женщин», – говорит Энн, которая продала доставшийся ей в наследство земельный участок с тем, чтобы заплатить за один цикл ЭКО. Этот цикл, который обошелся Энн примерно в 4900 долларов США, не увенчался успехом.

«При такой стоимости мне потребуется еще 9 лет, чтобы накопить достаточно денег на второй цикл, а к тому времени я буду слишком старой, – восклицает в отчаянии Энн. – Мы не можем себе этого позволить. Я умру, если у меня не будет собственного биологического ребенка».

Для многих бесплодных женщин из стран с низким уровнем дохода некоторая надежда может быть связана с созданием доступных по стоимости служб лечения бесплодия. Вдохновляющий пример подает Египет, который сумел уменьшить численность населения и при этом расширить масштабы лечения бесплодия. За последние 30 лет было создано около 51 частного и государственного центра по лечению бесплодия. Самый оживленный центр, расположенный в Университете Эль-Азар в Каире, занимается лечением бесплодия, включая субсидированные циклы ЭКО стоимостью 600 долларов США за цикл для ежегодного обслуживания сотен бесплодных пар в Египте.

В Индии новаторские программы способствовали снижению стоимости на одну треть путем предоставления низких доз гормонов для стимулирования овуляции. «Несмотря на меньшее число вырабатываемых яйцеклеток, этот подход более благоприятен для пациентов, и нам удается получить допустимые уровни показателей рождения живых здоровых детей», – говорит д-р Suneeta Mittal, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии, Всеиндийский институт медицинского обслуживания, Новый Дели, Индия. Текущие затраты на один цикл ЭКО исчисляются примерно в 60 000 индийских рупий (1300 долларов США), что эквивалентно шестимесячной зарплате некоторых пар. Ее клиника работает над снижением этой стоимости до 20 000 рупий (430 долларов США) и над разработкой программы, направленной на профилактику инфекций и просвещение в отношении бесплодия. «В Индии существует очень большая стигматизация в отношении бесплодных женщин. Необходимо решать эту проблему», –говорит она.

«Службы по оказанию помощи бесплодным парам должны быть комплексными и целостными, начиная от уровня отдельных сообществ с тем, чтобы обнаружить причину и предотвратить бесплодие там, где это возможно, и обеспечить направление для доступного по стоимости лечения в случаях непредотвратимого бесплодия, –добавляет Vanderpoel. – Профилактика бесплодия включает также важный выбор правильного образа жизни. Результатом качественного лечения бесплодия является рождение здорового ребенка. Здоровье матери и ребенка начинается не с дородового наблюдения и их здоровьем необходимо заниматься не только во время родов. Оно начинается с качественной охраны репродуктивного здоровья, которая включает лечение бесплодия до оплодотворения».

Всемирная организация здравоохранения предлагает классифицировать здоровых одиноких мужчин и женщин, не имеющих детей, но желающих стать родителями, как бесплодных, таким образом, значительно расширив понятие бесплодия. Об этом сообщает The Telegraph.

На данный момент, согласно определению ВОЗ, бесплодие – это неспособность сексуально активной, не использующей контрацепцию пары добиться беременности в течение одного года. В рамках новой инициативы предлагается не рассматривать бесплодие как медицинское состояние, а неспособность найти подходящего сексуального партнера для достижения беременности приравнять к инвалидности.

Представители ВОЗ объясняют введение новых стандартов тем, что каждый человек имеет право на размножение. Как отмечает один из авторов инициативы доктор Дэвид Адамсон (David Adamson), обновленное определение бесплодия учитывает репродуктивные права как одиноких мужчин и женщин, так и людей гомосексуальной ориентации.

Читайте также:
Adblock
detector