Стимуляция овуляции при эндокринном бесплодии

Стимуляция овуляции при эндокринном бесплодии

Недостаточность лютеиновой фазы – тип нарушения процесса овуляции, характеризующийся неполноценной функцией желтого тела и возникающими на этом фоне недостаточными секреторными изменениями эндометрия, не способствующими имплантации яйцеклетки. Причины этого состояния многочисленны: функциональная гиперпролактинемия, гиперандрогения, нарушение функции щитовидной железы, хронические воспалительные процессы гениталий.

Лечение начинают с назначения эстроген-гестагенных препаратов для достижения овуляции. Для этой цели применяют в основном монофазные комбинированные эстроген-гестагенные препараты. Длительность курса приема препаратов составляет 3-5 циклов. В последующем возможно проведение лечения прямыми стимуляторами овуляции. При отсутствии эффекта в дальнейшем показано включение в схему препаратов, содержащих гонадотропные гормоны (хумегон, меногон), под строгим ультразвуковым контролем с введением овуляторной дозы хорионического гонадотропина. В случаях, когда недостаточность лютеиновой фазы обусловлена гиперандрогенией или гиперпролактинемией, в схему лечения включают дексаметазон или алкалоиды спорыньи (парлодел, норпролак) соответственно.

Синдром хронической ановуляции обусловлен рядом эндокринных заболеваний – синдромом поликистозных яичников, гиперпролактинемией опухолевого и неопухолевого происхождения, гиперандрогенией надпочечникового генеза, гипоталамо-гипофизарной дисфункцией, синдромом истощенных яичников и синдромом резистентных яичников. Лечение этих нарушений направлено прежде всего на стимуляцию овуляции. При синдроме поликистозных яичников после достижения эффекта торможения функции яичников стимуляцию овуляции проводят препаратами антиэстрогенами или гонадотропинами. Продолжительность гормональной терапии составляет 3-5 циклов. При отсутствии восстановления овуляторного менструального цикла и репродуктивной функции показано проведение хирургического этапа, который включает двустороннюю биопсию яичников, клиновидную резекцию, электрокаутеризацию яичников.
Такие операции следует проводить лапароскопическим доступом.

В случаях раннего истощения яичников и резистентных яичников, которые являются малоперспективными для проведения стимулирующей терапии, с внедрением в клиническую практику метода экстракорпорального оплодотворения и переноса эмбриона стало возможным проведение лечения бесплодия с помощью донорской яйцеклетки на фоне заместительной терапии.

В заключении хотелось бы отметить, что при правильно установленном диагнозе и при условии, что нарушение овуляции является единственным фактором бесплодия в семье, теоретически можно ожидать 100% успеха в лечении. Однако, на практике эта цифра составляет 60-70%.

В понятие эндокринного бесплодия у женщин входят клинические формы, в основе патогенеза которых имеет место дисфункция в системе регуляции репродукции – отсутствие овуляции.
На основании опыта многолетнего лечения эндокринного бесплодия в условиях женской консультации принципами его надо считать:

* общее оздоровление организма женщины,
*регуляцию обменных процессов и состояния нервной системы,
*психотерапию,
*витаминотерапию и, главное,
*дифференцированную терапию той гормональной дисфункции, которая привела к бесплодию.

На этапе нормализации менструального цикла и стимуляции овуляции при назначении гормональной терапии параллельно назначался антигомотоксический препарат Овариум композитум, поскольку соединительная ткань не дает возможности встречи яйцеклетки со сперматозоидом.

антигомотоксический препарат Овариум композитум в течение 3-х циклов вм на 5, 8, 12, 14 дни цикла;
*5-9 дни клостилбегит ½ таблетки;
*6-8 дни дивигель;
*19-26 дни дюфастон по 10 мг. 2 р. в день;
Ежедневно на протяжении 1 и 2 циклов ¼ таблетки дексаметазона и ½ таблетки парлодела с целью улучшения гипофизарно-надпочечниковых связей.
3-4 циклы:
*5-9 дни клостилбегит 1 таблетка;
*6-8 дни дивигель;
*19-26 дни дюфастон по 10 мг. 2 р. в день;
*Дексаметазон и парлодел в тех же дозах сохраняются + Овариум композитум вм на 5, 8, 12, 14 дни цикла.
5 цикл:

*5-9 дни клостилбегит 1,5 табл.;
*6-18 дни дивигель;
*19-26 дюфастон по 10 мг. 2 р. в день;
*Весь цикл парлодел по 1 табл. в день и дексаметазон ¼ табл. в день.

6 цикл:

*5-9 дни клостилбегит 1,5 табл. в день;
*19-26 по 10 мг. 2 р. в день;
*Дозы парлодела и дексаметазона сохраняются как в 5 цикле.
Все лечение проводилось под контролем КПИ, фолликулометрии с учетом характера менструальной функции
Схема рассчитана на осторожную стимуляцию всех уровней системы регуляции репродукции и назначается при гипогормональных ановуляторных циклах гипотолямо-гипофизарного и яичникового генеза. Рекомендованная схема опробирована на большом контингенте больных (100 чел.) и способствовала повышению эстроген-гестагенной активности яичников и восстановлению овуляции на 1-6 цикле лечения и спустя 3 месяца после завершения схемы.

Основные требования, обеспечивающие эффективность и безопасность лечения – индивидуальный выбор схемы, педантичное ее выполнение при постоянном контроле эхоскопией и Т.Ф.Д.

Перед назначением схемы проводилось иммунологическое обследование анализа крови пациенток на ЭЛИ-П-КОМПЛЕКС, санация очагов инфекции с использованием антигомотоксических препаратов Траумель С, Гинекохель, Гормель С, Овариум композитум, Эхинацея композитум, Лимфомиозот.

Овариум композитум предотвращает диструкцию, восстанавливает чувствительность гормональных рецепторов, назначался 1 раз в 3 дня №10-15 на курс.
Контрольная группа 50 чел. получала традиционную терапию, а основная – антигомотоксическое лечение по следующей схеме:
Лимфомиозот по 10 капель 3 р. в день,
Траумель С по 1 табл. 3 р. в день,
Гинекохель по 10 капель 3 р. в день,
Гормель С по 10 капель 2р. в день с 5 по 25 день цикла,
Овариум композитум на 5, 8, 12, 14 дни цикла.

Для оценки эффективности проводимой терапии использовалась фолликулометрия, обследование по Т.Ф.Д. Срок лечения – от 6 до 12 месяцев. Результаты сравнительного изучения проведенной терапии в основной и контрольной группах показали, что во всех случаях наступление беременности в основной группе было достигнуто у 42 пациенток, в контрольной группе — у 28. Сравнительный анализ показал, что в основной группе пациенток беременность (восстановление овуляции) наступала в 2 раза быстрее, чем в контрольной.

Антигомотоксическая терапия целесообразна и безопасна у женщин, имеющих экстрагенитальную патологию, эффективный метод лечения в самых сильных болезнях и в тех клинических случаях, когда не может использоваться традиционная терапия у пациенток с высоким инфекционным индексом в анамнезе (хронический кандидоз и пр.).
Сравнительный анализ цен аллопатической и гомеопатической терапии

Таким образом, нервная, эндокринная и иммунная системы – жизненно важный треугольник – быстрее был восстановлен в группе пациенток, получающих антигомотоксическую терапию по результатам иммунологического обследования в динамике – анализ крови на ЭЛИ-П-КОМПЛЕКС, проведенный до и после окончания проведения прегравидарной подготовки в сравнении с пациентками, получающими подготовку по стандартным схемам.

Читайте также:  Боровая матка при трубном бесплодии

Антигомотоксическая терапия в основной группе пациенток значительно повысила индекс рождения здорового ребенка по данным ЭЛИ-П-КОМПЛЕКСа в сравнении с массивной антибактериальной и вирусной терапией в контрольной группе пациенток.

Таким образом, антигомотоксическая терапия препаратом Овариум композитум – целенаправленная биологическая стимуляция функций яичников.

На базе женской консультации №25 были проведены исследования доказывающие адекватность применения ТЭС-терапии в лечении эндокринного бесплодия для стимуляции овуляции.

Нельзя не отметить что, несмотря на небольшое количество клинических исследований, первые результаты стимуляции овуляции заслуживают внимание и на фоне отсутствия побочных эффектов, повышения психо-эмоционального состояния и повышения иммунного статуса ТЭС-терапию можно рекомендовать всем женщинам имеющих проблемы с наступлением беременности.

О ВОЗМОЖНОСТИ ЛЕЧЕНИЯ ЭНДОКРИННОГО БЕСПЛОДИЯ (стимуляции овуляции) С ПОМОЩЬЮ ТЭС-ТЕРАПИИ

(первые клинические наблюдения)

КУСТАРОВ В.Н. 1 , ЛЕБЕДЕВ В. П. 2 , СЕДНЕВА С. А. 1,2,3

1 Медицинская Академия Последипломного Образования;

2 Институт Физиологии И.П.Павлова РАН;

3 Женская консультация № 25, Санкт-Петербург

Представлены результаты лечения с помощью ТЭС-терапии 17 женщин с ановуляторным бесплодием, у которых в течение 1—7 лет без успеха ранее применяли лекарственную и гормональную терапию для стимуляции овуляции. После 1—2 курсов ТЭС-терапии у 35% пациенток отмечено по данным ультразвукового сканирования появление доминирующих фолликулов с последующим наступлением желаемой нормально протекавшей беременности и рождением здоровых детей. Предполагается, что такой эффект ТЭС-терапии заслуживает дальнейшего подробного исследования.

Эндокринное бесплодие — это состояние, характеризующееся нарушением процесса овуляции. Частота этой формы бесплодия колеблется от 4 до 40% [1, 2]. Последнее двадцатилетие отмечено значительными достижениями в анализе механизмов нейроэндокринного контроля овуляции у женщин, в частности, изучением роли опиоидных пептидов, например, ?-эндорфина (БЭ) [1, 3—6]. Показано, что уровень БЭ прогрессивно увеличивается в крови к началу полового созревания, а его содержание в плазме зависит от фазы менструального цикла [5, 7—12]. В лютеиновую фазу цикла отмечается наибольшее содержание БЭ в перитонеальной жидкости, что коррелирует с уровнем прогестерона в плазме крови и, следовательно, связано с развитием фолликула, овуляцией и образованием желтого тела [8, 9].

Содержание БЭ значительно выше в желтом теле, чем в фолликулах, что позволяет предположить роль БЭ в функционировании желтого тела. Несколько меньшее количество БЭ в зреющих фолликулах, тогда как в примордиальных фолликулах БЭ не найдено [8—13]. У женщин с нормальным менструальным циклом, а также при стимуляции овуляции имеет место предовуляторный пик БЭ. Отмечается максимальный его уровень в плазме крови за 4 дня до овуляции. Затем в течение 3-х дней периовуляторного периода уровень стабильный и повышается за 24 часа до следующей менструации [7, 9].

В то же время у женщин с ановуляцией (а также при отсутствии стимуляции овуляции) и аменореей уровень БЭ существенно не меняется на протяжении длительного времени, пика БЭ нет, что, без¬условно, указывает на взаимосвязь ЭОП и половых стероидных гор¬монов [9, 13]. Учитывая эти данные, представляется патогенетически обоснованнным применение транскраниальной электростимуляции (ТЭС) у женщин в целях стимуляции овуляции.

Установлено, что ТЭС в разработанном режиме стимулирует эндорфинные, серотониновые и другие медиаторные механизмы антиноцицептивной системы мозгового ствола [14, 15]. При этом увеличивается содержание БЭ в спинномозговой жидкости, плазме крови и несколько снижается в гипофизе при незначительном изменении содержания БЭ в гипоталамусе [7].

Для всех 17 женщин, бывших под наблюдением, беременность была желаемой. Все они в течение 1—7 лет получали без эффекта медикаментозное и гормональное лечение (стимуляция овуляции) и не предохранялись, спермограммы супругов фертильны.

В 35% случаев (6 из 17) после одного—двух циклов ТЭС-терапии наступала беременность, протекавшая нормально и заканчивавшаяся с рождением здоровых доношенных детей. Ниже приводятся примеры лечения с помощью ТЭС-терапии.

При осмотре женский тип оволосения. Молочные железы без патологических изменений, развиты, отделяемого из сосков нет. При гинекологическом обследовании выявлены признаки хронического аднексита с обеих сторон. При проведении обследования по данным гистеросальпингографии (ГСГ) установлено: трубы тонкие, проходимы. По данным двух последовательных циклов гормональной кольпоцитологии (6 мазков) — выявлен ановуляторный менструальный цикл.

Кариопикнотический индекс (КПИ) — 0%, индекс созревания (ИС) — 0/100/0. По данным базальной температуры (БТ) также подтвержден ановуляторный менструальный цикл. Определение гормонов крови проводилось на 7 дмц. Фолликулостимулирующий гормон (ФСГ) — 6,2 (норма: 1,0—12) мМЕ/л, лютеонизирующий гормон (ЛГ) — 5,1 (норма: 1,5 — 14) мМЕ/л, пролактин (ПРЛ) — 164 (норма: 70 — 700) мМЕ/л. При ультразвуковом сканировании (УЗИ) трансвагинальным датчиком (ТВД) на 12 дмц получены следующие данные: матка нормаль¬ных размеров — 42x38x46 мм, эндометрий — 7 мм, соответствует фолликулярной фазе цикла; правый яичник — 32×24 мм с множественными фолликулами максимального диаметра до 14 мм, левый яичник — 27×21 мм с максимальным размером фолликул до 10 мм. После проведенного обследования установлена нормогонадотропная нормопролактинемическая недостаточность яичников, ановуляция, бесплодие, нарушение менструального цикла по типу опсоменореи.

После назначения клостильбегита (индуктор овуляции) 50 мг с 5 по 9 дмц по данным УЗИ на 13 дмц доминирующий фолликул не определялся (стимуляция овуляции не была успешной). Максимальный диаметр фолликула до 15 мм.

Через месяц с 1 дмц было проведено 10 процедур ТЭС ежедневно с силой тока до 2 мА. На 13 дмц по данным УЗИ определялся доминирующий фолликул диаметром до 21 мм.

Далее была установлена беременность раннего срока (по УЗИ — 3 недели). Беременность протекала без осложнений, родился здоровый, доношенный ребенок.

2. Пациентка Т, 36 лет, обратилась с жалобой на бесплодный брак. В течение 2-х лет половая жизнь без предохранения, во втором браке. В анамнезе — одни роды и четыре аборта. Гинекологические заболевания отрицает. Из соматических заболеваний имеет хронический панкреатит. Менструальный цикл с 14 лет по 3 дня, через 28— 30 дней, регулярный, умеренный, безболезненный. При осмотре — оволосение по женскому типу. Молочные железы без патологических изменений, отделяемого из сосков нет.

Гинекологический статус: без особенностей. По данным ГСГ — трубы свободно проходимы. При проведении обследования по данным спермограммы был исключен мужской фактор бесплодия. По результатам гормональной кольпоцитологии (2 последовательных цикла по 6 мазков) и базальной температуры в течение двух циклов установлен ановуляторный менструальный цикл. Гормоны крови исследовались на 5—7 дмц: ФСГ — 5,5 мМЕ/л, ЛГ — 16,8 мМЕ/л, ЛГ/ФСГ — 3/1, ПРЛ 596 мМЕ/л. На 21 дмц ПРЛ — 317 мМЕ/л. Данные УЗИ на 12 дмц (ТВД): матка не увеличена — 51x37x49 мм, эндометрий — 8 мм, соответствует фолликулярной фазе цикла. Яичники: справа — 34×21 мм, слева — 35×24 мм с множественными мелкими фолликулами в диаметре 4—5 мм.

По результатам данных гормонов крови и УЗИ подтвержден синдром поликистозных яичников (СПКЯ) и нормогонадотропная недостаточность яичников. Проведено 10 процедур ТЭС с 1 дмц. На 14 дмц по данным УЗИ (ТВД) выявлен доминирующий фолликул диаметром 18 мм. В этом цикле наступила беременность, которая протекала без осложнений.

Установлен диагноз: СКЯ с овариальной гиперандрогенией, бесплодие I, предменструальный синдром, гирсутизм. Назначен клостильбегит 50 мг с 5 по 9 дмц и ТЭС с 16 дмц 10 процедур ежедневно. На 12 дмц следующего цикла по данным УЗИ определялся доминирующий фолликул — 18 мм (Рис. 1). Наступила желаемая беременность, протекавшая без осложнений.

Представленные данные являются первыми наблюдениями по оценке эффективности ТЭС-терапии в стимуляции овуляции при гормональном бесплодии. Неочевидность положительного результата лечения сделала необходимым (исходя из этических соображений и интересов пациенток) проводить комбинированное применение ТЭС-терапии и небольших доз гормональных препаратов. Вместе с тем, нельзя не подчеркнуть, что все пациентки уже ранее длительно и безрезультатно применяли гормонотерапию, а желаемый эффект — наступление беременности — был отмечен более чем у трети женщин после одного-двух циклов ТЭС-терапии. Эти результаты, несомненно, указывают на целесообразность в дальнейшем более подробного изучения эффектов ТЭС-терапии в стимуляции овуляции при эндокринном бесплодии.

Читайте также:  Масло черного тмина как принимать при бесплодии отзывы

6. Бабичев В. Н. Нейроэндокринология репродуктивной системы. Проблемы эндокринологии. 1998, 1: 2—5.

7. Ferrer J.f Diar F., Alonso F, Marin B. Plasma levels of ?-endorphin during the menstrual cycle. Gynecol. Endocrinol. 1997, 2: 75—82.

8. Meczekolski В., Warenik-Szymankiewicz A. Beta-endorphin — physiologic role and menstrual cycle disorders. Gynekol. Dol. 1995, 66(10): 586— 595.

9. Chuong CJ., Smi th E. R., Tsong Y. Beta-endorphin levels in the human menstrual cycle. Acta Obstet. Gynecol. Scand. 1989, 68 (6): 497—501.

10. Laatikainen Т., Raisanen J. Tulenhtimo A., Salminen R. Plasma beta-endorphin and the menstrual cycle. Fertil. Steril. 1985, 44 (2): 206-209.

11. Ferin M. , Vande K., Wiele R. Endogenous opioid peptides and the control of the menstrual cycle. Eur. J. Obstet. Gynecol. Peprod. Biol. 1984, (5-6): 365-73.

12. Blankstein J., Reyes F, Winter J. Endorphins and the regulations of the human menstrual cycle. Clin. Endocrinol. 1981, 3: 287-294.

13. Meyer W., Muoio D., Hockney T Effect of sex steroids on beta-en¬dorphin levels and rest and during submaximal treadmill exercise in anovu¬latory and ovulatory runners. Fertil. Steril. 1999, 71 (6): 1085—1091.

14. Лебедев В. Л. Транскраниальная электростимуляция: новый подход (экспериментально-клиническое обследование и аппаратура). Мед. техника, 1997, 4: 7—13.

15. Александрова В. А., Лебедев В. П., Рычкова С В. Стимуляция эндорфинных структур мозга — новый немедикаментозный способ лечения. Журн. невропатол. и психиатр, им. С.С.Корсакова, 1996, 2: 101-105.

Цель исследования

Целью данной работы явилось изучение эффек-тивности различных методов стимуляции овуляции при женском бесплодии на фоне гиперпролактинемии.

Материал и методы исследования

За период с апреля 2005г. по апрель 2010г. на базе Центра планирования семьи и сексуального здоровья были обследованы 76 супружеских пар. Обследование проведено соответственно алгоритму, рекомендованному ВОЗ. Отбор пациенток с эндокринным бесплодием был произведен после исключения анатомических изменений органов малого таза при помощи гистеросальпингографии и эндоскопического обследования (лапаро- и гистероскопии) и исключения шеечного фактора, посредством пробы на биологическую совместимость спермы и шеечно-влагалищного секрета. Мужской фактор бесплодия нами был исключен по данным клинического и лабораторного обследования (спермограмма, МАР- тест). Эндокринное бесплодие может быть обусловлено нарушением функции яичников по типу неполноценности лютеиновой фазы (НЛФ) или ановуляции. НЛФ наиболее часто диагностируется при регулярном ритме менструаций и олигоменорее, в то время как ановуляция характерна для дисфункциональных маточных кровотечений, олигоменореи и аменореи (за исключенинием маточной формы). Диагноз ановуляции нами был поставлен на основании данных тестов функциональной диагностики: монофаз- ная базальная температура, цервикальное число менее 10 баллов, содержание прогестрона в плазме крови менее 15 пмоль/л, отсутствие секреторной трансформации эндометрия. Однако клиническую форму ановуляции возможно выделить только на основании данных гормонального обследования. Наиболее важным в этом отношении, по нашим данным, является определение уровня пролактина (ПРЛ), что позволяет выделить две большие группы больных — с гиперпролактинемией и нормопролактинемией.

Читайте также:  Медицина для вас для мужчин по бесплодии

При выявлении результатов, указывающих на повышение концентрации ПРЛ более 20мМе/л, гор-мональный анализ нами был назначен повторно: при аменорее — не ранее чем через 2 недели, а у пациенток с сохранным ритмом менструаций и олигоменореей — на 5-7-й день следующего менструального цикла. Повторное выявление повышенного уровня ПРЛ служило основанием для постановки диагноза гиперпролактинемии. Принимая во внимание, что у части пациенток с бесплодием хроническая анову- ляция при гиперпролактинемии сочетается с гипоти-реозом, также определяли уровни ТТГ, Т3, Т4 в плазме крови. У пациенток с повышенным уровнем ПРЛ в плазме крови и нормальной функцией щитовидной железы дальнейшее обследование включало в себя краниограмму, исследование глазного дна и полей зрения на белую и цветную метки, а также консультацию нейрохирурга. Фармакологические про-бы с тиреолиберином и компьютерная томография /КТ/ проводились с целью дифференциальной диагностики между функциональной и органической ги- перпролактинемиями. В связи с тем, что компьютерная или магнито-резонансная томографии являются в большинстве случаев малодоступными и дорогостоящими методами исследования, мы проводили их по показаниям, при подозрении на микропролакти- ному гипофиза.

Результаты и их обсуждение

В структуре всех гиперпролактиновых состояний частота органической гиперпролактинемии составила около 19% (микро- и макропролактиномы гипофиза). Функциональная гиперпролактинемия имела место у 81% больных. Клиническими проявлениями органической гиперпролактинемии являлись: нарушение менструального цикла по типу аменореи (75%), галакторея (83%) и хроническая анову- ляция на фоне гипоэстрогении (92%). При функциональной гиперпролактинемии преобладали пациентки с олигоменореей (58%) и регулярным ритмом менструаций (42%).

В клинической практике в настоящее время признаются три пути лечения пациенток с органической гиперпролактинемией: хирургический- с интракраниальным или транссфеноидальным доступом к гипофизу, лучевая терапия и консервативные методы с применением дофамин (ДА)- и серотонинэргических препаратов. Нами был применен препарат с дофаминергическим действием — бромокриптин (парлодел). При выборе режима приема бромо- криптина мы учитывали генез гиперпролактинемии (функциональная или органическая), а при органической гиперпролактинемии — вид патологии (микро- или макропролактинома гипофиза). Как показал анализ данных КТ головного мозга, бромокриптин не только стимулировал рецепторы ДА и снижал уровень ПРЛ, но и влиял на опухолевые клетки гипофиза. Сроки нормализации уровня ПРЛ (от 3 месяцев до года), частота восстановления овуляции (58-80%) и наступления беременности (63-72%) также зависели от вида гиперпролактинемии. Если овуляция самостоятельно не происходила, применялись препараты для ее стимуляции. Кломифен цитрат (клостилбегит, кломид, перготайм, серофен) — аналог хлортианизена, антиэстроген, но не обладает эстрогенным действием на органы-мишени (матка, влагалище и молочные железы). С увеличением дозы увеличивается эффективность препарата, однако наряду с этим возрастает количество таких осложнений, как гиперстимуляция яичников и появление в них лютеиновых кист. Дозу препарата подбирали каждой больной и в каждом цикле лечения индивидуально. Лечение начинали с 5-го дня менструального цикла или менструальноподобной реакции после применения гормонов (прогестероновая или циклическая гормональные пробы).

В первом цикле лечения кломифен назначался по 50мг в сутки per os после еды в одно и то же время в течение 5 дней. В течение цикла лечения больная находилась под наблюдением врача для определения цервикального числа и УЗИ- мониторинга фолликулогенеза, контроля овуляции и состояния эндометрия с целью оценки эффективности стимулирующего действия кломифена. Мониторинг продолжался также во 2-й фазе менструального цикла (7-9-й день подъема базальной температуры). При этом обращали внимание на размеры яичников с целью выявления их возможного увеличения и появления лю- теиновых кист.

Во втором цикле лечения выбор дозы препарата определялся степенью стимуляции функции яичников в предыдущем. Так, если доза 50мг была достаточной для стимуляции функции яичников в первом цикле и вызывала овуляцию, но беременность не наступала, лечение продолжали в той же дозе. Если в первом цикле лечения овуляцию вызвать не удавалось, то во втором цикле доза кломифена была увеличена до 100мг в день с той же длительностью приема препарата (5 дней) с 5-го дня цикла. При отсутствии эффекта во втором цикле лечения дозу пре-парата увеличивали в последующие циклы терапии до 150мг в сутки, но не более. Тщательно подобранная доза кломифена обычно позволяла провести лечение без каких-либо осложнений и побочных реакций.

При неэффективности кломифена у 10 больных была проведена стимуляция овуляции гонадотропинами, в частности, пергоналом или хумегоном. Дозы гонадотропинов подбирались индивидуально и ва- рировали как для разных пациенток, так и для одной и той же пациентки на разных стадиях лечения. Для оценки эффективности проводились ультразвуковое сканирование и определение уровня Е2 в плазме крови.

Таким образом, обобщая полученные результаты можно заключить, что при стимуляции овуляции на фоне гиперпролактинемии необходимо иметь строгий индивидуальный подход в каждом конкретном случае.

Читайте также:
Adblock
detector