Мне удалили яичники я бесплодна

Мне удалили яичники я бесплодна

  • Все записи
  • Записи сообщества
  • Поиск

. У Зощенко есть такой эпизод — стареющий профессор вспоминает женщину, в которую был влюблён лет пятнадцать назад. Тогда пришлось расстаться, как-то обстоятельства сложились неудачно, жизнь развела, как говорится. А сейчас, на склоне дней, его вдруг потянуло к этой женщине. И он нашёл ее в Петербурге, специально приехал и разыскал — тогда это непросто было.
Показать полностью…
Он увидел немолодую некрасивую даму с проседью. Она сидела за столом и пила чай из блюдца, с какой-то лепешкой. Увидев профессора, она захлебнулась и вскочила — она была поражена внезапной радостью, она бросилась к нему, — а он не знал, как поскорее уйти. Он ужаснулся и разочаровался…
Это потому, что он её и прежде не любил. Не было у него настоящей любви, так, фантазия, не более. Потому что истинная любовь не исчезает при виде седин, изменившейся внешности или болезни. Сначала можно вздрогнуть от перемен, а потом вновь увидеть дорогое лицо сквозь оболочку. Какая разница, как человек одет, если мы его любим? Телесный облик — наш земной костюм. Он может износиться и истрепаться, но мы не его узнаем; мы узнаём того, кого любим. Хоть в рубище, хоть в лохмотьях.
Истинная любовь не пройдёт при виде седины, морщин и некрасивого чайника с лепешкой на оловянной тарелке. При виде убогой комнаты и бедного платья. Если все это вызвало раздражение и отвращение — значит, не было любви. Без обид; не было — и всё.
И когда кто-то бросает другого человека за то, что он постарел, подурнел, заболел, — это плохо и больно, конечно. Но самое плохое — значит, и прежде не было настоящей любви. Влюблённость была, эротическое влечение, интерес, — что угодно. Но любви точно не было. Потому что любовь не проходит, если костюм износится и пальто выйдет из моды. Или порвётся. Не за костюм ведь любят!
Но иные люди любят именно костюм. Платье. Тело. И когда портится то, что они любили — они берут тайком свою шляпу, как этот профессор, и уходят тихонько.
Это очень грустно. Но если разлюбили за то, что стал некрасивым, больным и старым — значит, и не любили по-настоящему никогда.
Что ж. Пусть берегут своё платье как можно лучше. Вещи и тела изнашиваются, как их ни храни.
Вечны только душа и любовь. Истинная любовь не проходит из-за телесных перемен. А если прошла — значит, это была не любовь.

Операция, восстановление после нее и жизнь с одним яичником

Всякое может в жизни случиться, что может привести к такой серьезной операции для женщины, как удаление яичника. Это может быть из-за кисты, опухоли, гнойных и воспалительных процессов и т. д.

Со мной это произошло уже достаточно давно. Мне удалили яичник 5 лет назад.

Сначала мне удаляли образование в яичнике с помощью лапароскопии, но этого оказалось не достаточно и через месяц мне было сказано делать еще одну операцию, но уже с полным удалением яичника и его трубы.

Тогда мне было 16 лет, сейчас уже почти 22.

Расскажу по порядку, о том, что и как было. В то время я так и не смогла найти отзывов или историй, чтобы знать как все будет проходить, поэтому делюсь сейчас своей.

Подготовка к операции

Была довольно серьезной. Я делала компьютерную томографию с контрастом, сдавала анализы на гепатиты, онкомаркеры, общие клинические анализы, консультировалась со всеми врачами у которых состояла на учете (кардиолог, гастроэнтеролог), делала всевозможные УЗИ(сердца, брюшной полости, щитовидной железы), кардиограмму, посещала стоматолога, конечно же, анестезиолога. За неделю в экстренном режиме я успела сделать все это.

Больше всего времени ушло на попытки найти двух доноров крови для меня на всякий случай. Так как операция была не в моем городе, то это было сделать проблематично. Мы так никого и не нашли, кто бы точно мне подходил, поэтому в больнице сказали, что если что, они обеспечат меня кровью самостоятельно.

Еще был выдан огромный список медикаментов, которые нужно было купить к операции. Их было довольно сложно найти, не все из списка мы купили, но это оказалось тоже не очень критично, так как меня этим все равно бы обеспечили уже в больнице, если бы возникла необходимость.

Морально было очень тяжело, ведь мысли о том, что мне всего 16 и у меня уже не будет одного органа и останется большой шрам на теле меня не покидали.

Операция мне делали бесплатно, поэтому цен я не знаю. Но на медикаменты и обследования по тем временам у нас ушло много — около 15 000 гривен, при том, что многое тоже было бесплатно в государственных больницах.

День операции

Подготовка перед операцией заключается в том, что ближе к вечеру накануне операции уже нельзя ничего есть. Перед сном нужно сделать клизму и утром же повторить ее.

Я приехала в больницу утром на саму операцию, так как место в отделении мне могли выделить уже на следующий день, когда я бы вернулась из реанимации.

Я была вполне спокойной, с персоналом я была уже знакома, со мной приехали родители.

Мне сделали несколько уколов перед операцией, сказали раздеться до белья, уложили на кушетку и повезли в операционную.

Там мне дали наркоз и уже после того, как я «уснула» с меня сняли белье и ввели катетер.

Я не помню точно сколько длилась операция, поэтому не буду указывать время.

Операция прошла хорошо, ни кровь, ни те медикаменты, что мы не смогли найти, мне не понадобились.

После операции до следующего дня я была в реанимации. Я чувствовала себя нормально. Просто просыпалась и засыпала все время.

Первые дни после операции

Утром следующего дня меня перевезли в палату. Там же убрали катетер. Еще сутки я должна была быть с капельницей. Есть было нельзя. С капельницей я кое-как ходила в туалет, хорошо, что ее можно было перевозить за собой и мама мне с этим помогала.

Чувствовала я себя очень слабо и вяло.

Несколько раз в день приходили и вводили уколы через катетер, в общей сложности их было до 20 штук в день.

Я все еще оставалась с дренажом, который доставлял массу дискомфорта. Его убрали на второй день после операции и зашили разрез откуда он выходил.

Я была в отделении до недели. Каждый день мне вводили 10-15 уколов через катетер, если я спала, то мед персонал все равно вводил лекарства. Когда мне сняли катетер с руки, то она не сгибалась . Мне ее просто согнула медсестра и отправила в палату. Каждое утро брали общие клинические анализы.

Мне понемногу разрешали есть со второго дня после операции. Помню, что меня очень заботило то, почему я могу съесть только половину банана в день, а не целый . Также я ела овощное пюре, детское питание.

Со второго дня после операции мне было сказано ходить по отделению. С мамой под ручку я прогуливалась коридорами неспеша.

Где-то через неделю меня отправили домой к родственникам, потому что в палатах не было мест. Я приезжала в отделение только на перевязки.

Недели через полторы мне сняли швы и я могла ехать к себе домой в родной город.

Жизнь после операции

Было очень сложно первую неделю после операции, вторая неделя была уже легче, но было очень больно смеяться, было много ограничений в движениях, была холодная зима и я не могла ходить на прогулки на улицу.

Месяц я была на больничном.

Через три месяца я легла в больницу, чтобы полностью пройти обследование у основных специалистов, сдать анализы и сделать компьютерную томографию.

Сейчас я каждые три месяца хожу к гинекологу на осмотры и УЗИ, но можно это делать и раз в полгода, как и всем женщинам. У меня наладился менструальный цикл в первый год после операции. Два раза в год я принимаю курсом поддерживающую терапию (не гормональную). Меня ничего не беспокоит. Шансы на беременность есть, овуляция происходит, пускай и не каждый месяц, что тоже нормально. Второй яичник взял на себя полностью все функции и справляется с ними.

Шрам у меня остался горизонтальный, как после кесарева сечения. Он очень тонкий и я поменяла Стратадерм дабы сгладить его еще больше, поэтому он меня совсем не беспокоит и не вызывает комплексов. Также есть еще один небольшой шрам в два сантиметра после дренажа.

На данный момент каких-то строгих ограничений для меня нет. Главное только регулярно наблюдаться у врача.

Я поделилась своей историей и хочу сказать, что если есть надобность делать подобную операцию, то не стоит бояться, ведь в дальнейшем, заботясь о своем здоровье, поддерживая свою репродуктивную систему, можно жить так, что и сама забудешь ,что у тебя всего один яичник.

В России приблизительно каждая пятая женщина с онкологическим диагнозом страдает от злокачественной патологии половых органов. При этом в большинстве случаев болезнь обнаруживается уже в ярко выраженной стадии , поскольку начальные стадии чаще всего бессимптомны. Именно это произошло с Евгенией Курилёнок: случайно обнаруженная дисплазия шейки матки оказалась только верхушкой айсберга. Чуть позже выяснилось , что рак поразил не только шейку , но и тело матки , и яичники. Сегодня Евгения рассказала нам , как ей живется после операции , во время которой были удалены все репродуктивные органы.

Cosmo рекомендует

До 2011 года я жила как всякая энергичная девушка сорока с лишним лет: двое детей , второй удачный брак , две отличные работы и полная социальная реализация. Были всякие мелкие проблемы , касающиеся женского здоровья , но у кого их нет к 40 годам? В феврале я легла на небольшую плановую операцию — и это разделило мою жизнь напополам: гинеколог обнаружил дисплазию шейки матки — предраковое состояние , прогноз при котором , как правило , весьма оптимистичный , если всё сделать быстро. Хирург проводит конизацию шейки матки ( иссечение поврежденных тканей), чтобы удалить часть патологически измененного эпителия , после чего в большинстве случаев процесс останавливается. Но в моем случае биопсия показала , что в эпителии уже есть злокачественные изменения.

Болело ли у меня что-нибудь? Нет , я прекрасно себя чувствовала. Я бы и эту операцию отложила в возможно более долгий ящик , если бы не случайность: неприятности на работе , вынужденный недельный отпуск и зима.

После всяких дополнительных обследований мне объявили , что нужна большая полостная операция , но гарантий никаких: с таким диагнозом живут год-два. Ну пять.

Как живет мужчина с бионическим членом

Дело в том , что первая стадия рака матки проходит совершенно бессимптомно: этот орган не имеет нервных окончаний. Женщины узнают о своем диагнозе , как правило , случайно и , как правило , когда уже поздно , если не посещают гинеколога хотя бы раз в год. Я , конечно , не посещала — зачем это грамотной замужней женщине?

У меня есть семья , но это значило только то , что им будет плохо вместе со мной. У меня взрослые сыновья — на тот момент им было 23 года и 15 лет , но мне все равно становилось страшно при мысли , что они могут потерять мать. Последнюю неделю перед операцией я не могла спать — меня мучил отчаянный , животный страх. Видимо , с перепугу я начала тогда рисовать: зажигала настольную лампу и мазала краской холст , почти не различая формы и цвета. Картины получались дикие и мрачные , но мне становилось легче.

Операция длилась четыре с половиной часа и прошла успешно. Мне удалили матку и оба яичника , то есть всё , что с гормональной точки зрения делает женщину женщиной. Это значило — пожизненная ежедневная гормональная терапия с кучей побочных эффектов типа мигрени , тромбоза , проблем с сосудами и далее по списку.
Дерьмо случается — это факт. Даже к самым патентованным счастливчикам Вселенная рано или поздно поворачивается другой гранью. Какой именно , видимо , зависит от устройства конкретного человека.

Со второй мы общались до её последних дней. Она как поставила на себе крест еще в больнице , так к этому кресту уверенно и шла. Она искренне считала , что без матки мужу не будет нужна. А когда женщина в чем-то уверена , ее никто не сможет переубедить.

В больнице я сталкивалась несколько раз с этим мнением: ни в коем случае нельзя говорить мужу , что у тебя матки нет , а то он тебя больше не захочет.

Вот уж воистину нет большего греха , чем невежество.

Что можно сказать женщинам , которые не соглашаются на удаление этого бесполезного , а то и опасного с определённого времени мышечного мешка? Не выходите замуж за идиотов. И не будьте идиотками сами. Секс становится только лучше , потому что безопаснее — уж поверьте , я так 8 лет уже живу. На пятый день после операции вечером у меня поднялась температура — очень сильно , почти до 40. Я проснулась в бреду от того , что увидела дерево.
Нет , не так — Дерево.
Оно было разломано пополам и горело там , внутри. Я была этим деревом. И все кругом горело — степь , горизонт , трава кругом… Дым стелился по земле , а небо было синим , холодным и усыпанным белыми звездами.
В этот момент я отчетливо почувствовала , что в руке у меня кисточка — длинная , неновая , из щетины, — и я ставлю эти точки-звезды титановыми белилами. Именно титановыми , потому что этот белый ярче.
В палате было темно , на соседних койках спали такие же бедолаги , меня трясло , шов болел просто дико , но я ощупью нашла на тумбочке блокнот и шариковую ручку и при свете фонарика набросала композицию будущей картины.
Утром я проснулась без температуры и мокрая как мышь , как будто вместе с рисунком я вынула из себя весь жар и огонь , отдав его бумаге.

И ремиссии будут длиннее , и отходняки после химии короче.
Самое трудное в этом — найти свой якорь. То , за что можно держаться , чтобы не сваливаться в депрессию и пессимизм , которые сами по себе — прихожая ада.
Смысл жизни на самом деле лежит на её поверхности. За ним далеко ходить не надо. Он в том , чтобы оставить после себя максимальное количество овеществлённого добра. Такого , которое достанется другим людям. Это может быть все что угодно: изобретения , книги , дома , картины , платья , методики воспитания хороших людей , способы лечения или рецепты здоровой еды — что-то упорядоченное и лично твоё , от души.
Каждый человек талантлив. Каждый уникален по‑своему.

Сначала я рисовала , чтобы выздороветь. Потом — чтобы болезнь не вернулась. А теперь я уже не могу остановиться: краски стали тем гвоздем в стене , на котором висит моя жизнь.

Я , может быть , скажу сейчас странную вещь , но эта болезнь , сломавшая жизнь напополам, — лучшее , что со мной могло произойти. Я потеряла работу , а муж — бизнес , который не вынес финансовой нагрузки в период моей реабилитации , зато мы поняли , что настоящая жизнь — это вовсе не карьера и не бег за прибылью и статусом.

Я начала рисовать , и мои картины успешно продаются , хотя я не имею художественного образования и являюсь стопроцентным художником-самоучкой.

Два года назад актриса шокировала общественность тем, что радиакально решила проблему возможного возникновения у нее рака груди — как показали анализы, вероятность заболеть у нее была сверхвысокой — 87 процентов из ста из-за мутации в гене BRCA1. Поэтому актриса просто пошла и легла под нож, где ей сделали мастэктомию, то бишь, удалили обе молочные железы.

В итоге, как нам удалось узнать, на прошлой неделе она прошла через процедуру удаления яичников. Было принято решение оставить матку, так как никто из родственников Джоли не болел раком этого органа.

По словам 39-летней актрисы, сейчас у нее менопауза, и она больше не сможет иметь детей. Джоли написала письмо в New York Times, где откровенно рассказала, через что ей приходится проходить: «После операции на груди я собирала информацию по моей следующей процедуре, так как она более сложная, и последствия являются более серьезными. Когда я позвонила моему врачу узнать очередные результаты анализов, он сказал мне о том, что в этот раз в крови было обнаружено небольшое повышение маркеров CA-125, поэтому надо разобраться, что это, и посетить хирурга, который бы проверил мои яичники. Я начала проходить через то, через что проходят тысячи женщин во всем мире. Я сказала себе, что я должна быть сильной, спокойной. Я позвонила своему мужу во Францию , в тот же день я навестила хирурга, которая в свое время оперировала мою маму. Она сказала мне: «Ты так на нее похожа»…Внутренне я сломалась. но мы улыбались друг другу, и договаривались о том, что мы справимся с любой проблемой.

На УЗИ все выглядело чисто, я чувствовала себя счастливой. Если и был рак, то на совсем ранней стадии. Но это я узнаю через пять дней. Все это время я ходила, как в тумане, ходила на футбольный матч моих детей и работая, пыталась казаться сосредоточенной. В итоге все оказалось прекрасно. Я очень хотела обнять своих детей, но не могла из-за радиоактивного излучения, которому меня подвергли для того, чтобы сделать анализ. Оставалась вероятность того, что у меня случится рак, который мы сможем поймать на ранней стадии. Но у меня также был вариант вырезать яичники, и я решила сделать это. Многие врачи с Востока и Запада , который изучали мой случай, сходились в одном: удалить фаллопиевы трубы и яичники будет самым правильным решением. Три женщины в моей семье умерли от рака. Мое маме диагностировали рак яичников в 49 дет, а мне уже 39.

На прошлой неделе у меня была операция. Невозможно спастись полностью от рака, но я буду искать все возможные пути, чтобы моя иммунная система работа отлично. Я чувствую себя женственной, и я знаю одно — мои дети никогда не скажут: «Моя мама умерла от рака яичников». Из-за гормонов, которые я сейчас принимаю, я нахожусь в стадии менопаузы. У меня больше не будет детей, и я жду некоторые изменения в своей психике. Но я чувствую, что бы не случилось, я с этим справлюсь, не потому, что я сильная. А потому, что это часть жизни. И нечего бояться. Нелегко принимать такие решения. Но возможно брать контроль над своим здоровьем. Можно искать советов, изучать больше про возможности быть здоровым и выбирать то, что больше всего подойдет именно вам. Знание — это сила».

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Излишне радикальная мера

— До 10 процентов всех женщин имеют такие же риски, как у Джоли, но это не значит, что всем нужно удалять молочные железы и яичники! — уверена Вера БАЛАН, руководитель Научно-консультативного отделения Московского областного НИИ акушерства и гинекологии, доктор медицинских наук, профессор. — Это слишком уж радикальная профилактика. Да, 20-30 лет назад в России при выявлении рака и удалении молочных желез тоже вырезали яичники, но с тех пор диагностика и лечение далеко ушли вперед. Сейчас рак определяется на ранней стадии и лечится другими способами.

ВАЖНО

— Генетические, то есть наследственные факторы определяют предрасположенность к онкологии в среднем на 25%.

— 25% влияния приходится на образ жизни (питание, сон, физнагрузки), экологию и вредные привычки (курение и алкоголь).

— В-третьих, увидев соответствующие неблагоприятные мутации в генах, врачи назначают регулярные профилактические осмотры. Это позволяет отловить болезнь как можно раньше, а на 1 и 2 стадиях большинство видов рака сегодня излечимы.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Анджелину Джоли признали самой обожаемой женщиной планеты

Стать самой популярной и обожаемой женщиной в мире не трудно. Для этого нужно «всего-навсего» сделать очень успешную карьеру в кино и стать послом ООН или, на худой конец, быть королевских кровей (подробности)

МЕЖДУ ТЕМ

У Джоли и Питта — седьмой ребенок!

Несмотря на то, что у Анджелины и Брэда шестеро детей, они решили вновь пополнить свои ряды. Как нам стало известно, чета усыновила мальчика по имени Мусса. Ему два года, и он из турецкого лагеря беженцев. Как оказалось, Джоли не искала ребенка специально. Не так давно она посетила лагерь в качестве посла ООН. Где узнала о нелегкой жизни людей, вынужденных бросить свое жилье и стать беженцами. Услышав рассказ о происходящем из уст переводчика, актриса не выдержала и разрыдалась. Мусса увидел, как красивая незнакомая девушка плачет и решил ее утешить. Подошел и обнял ее. В этот момент эмоциональное напряжение достигло своего накала. Все начали смеяться. Анджелина поцеловала малыша в голову, и мальчик больше не отходил от нее (подробности)

Читайте также:
Читайте также:  Хороший врач гинеколог для лечения бесплодия
Adblock
detector