Что мне по поводу бесплодия

Что мне по поводу бесплодия

Кажется, что репродуктивные технологии достигли сейчас невероятных высот: ученым удается получать химерных эмбрионов, создавать эмбрионы без использования сперматозоидов и яйцеклеток, а кроме того проводить ЭКО с участием трех родителей. Несмотря на это, справиться с бесплодием удается далеко не всегда – семьи тратят силы, время, деньги на то, чтобы наконец стать родителями. Юлия согласилась рассказать нам свою, полную страданий и слез, историю борьбы с бесплодием.

Супердлинный протокол

С моим неясным генезом вкупе с возрастом протокол мне предстоял не то длинный, не то супердлинный. Откровенно говоря, не знаю в чём между ними разница и какой был в итоге, но коротким он не был точно. Сначала мне предстояло медикаментозно погрузить организм в климакс, то ещё, как оказалось удовольствие. Эта демо-версия длиной полтора месяца мне совершенно не понравилась, зато я узнала, что мне предстоит пережить спустя n-лет. Затем настала очередь стимуляции – короткого, но самого дорогостоящего из-за препаратов этапа, который закончился пункцией 9 клеток. Одна сразу же оказалась нежизнеспособной, остальные были переданы в работу эмбриологам, которые решили на 4 из них применить метод ЭКО, а на 4 – ИКСИ.

Оплодотворились все яйцеклетки, но до дня подсадки (обычно это 3й или 5й день, в моем случае был 5й) дожила только половина. Две из них отправились в КРИО, то есть были заморожены про запас, а две подсажены. Это случилось спустя ровно два месяца с начала протокола. Неделю всё было хорошо, я принимала поддерживающие препараты, лихо колола себя в живот (где-то в эти дни посчитала, что сделала уже порядка 60ти уколов), старалась не нервничать – взяла больничный и спала, ела, гуляла, читала, всячески сдерживая порывы купить тест раньше, чем на 10й день сделаю положенный анализ на ХГЧ.

Читайте также:  Курение причина женского бесплодия

Пара дней и, несмотря на больничный и незажившие раны (это касается и швов, и того, что творилось в душе), пришлось выйти на работу – коллегу и подругу увезли подозрением на аппендицит, а оказалось, что она беременна, и её оставили на сохранение в больнице. Как я тогда работала? Не знаю, не помню. Как уходила каждый час рыдать и орать в туалет – помню. Как разошелся шов, пока я в автобусе тряслась на работу – помню. Как тяжело было видеть растущий живот коллеги, и я снова ходила рыдать в туалет – тоже помню. А вот как работала – нет…как-то… Почему не уволилась тогда? Не могу объяснить.

Спустя год, в период обследования к третьему ЭКО, мне был диагностирован рак груди, что окончательно поставило точку в почти двадцатилетней истории попыток забеременеть. Впереди меня ждала операция, химиотерапия, снова операция…Но это, как говорится, уже совсем другая история.

P.S. Самый сложный вопрос, который я задаю сама себе вот уже год – знай я, что меня ждёт (ни по наследственности, ни по возрасту я не вхожу в зону риска для диагностированного мне вида рака молочной железы, единственное возможное, по мнению врачей, это следствие гормонотерапии при ЭКО), пошла бы я это? Думаю, что в том раскладе, который случился – нет. Возможно, ответ был бы иным, если бы мне всё-таки удалось забеременеть и родить. А может и нет… В таком варианте развития событий у меня нет однозначного ответа.

В материале изложен личный опыт пациента. Мнение редакции может не совпадать с мнением героя публикации.

Читайте также:
Adblock
detector