Бесплодные усилия любви критика

Бесплодные усилия любви критика

Род занятий, которые избирают персонажи, позволяет им реализовать свойственные им стремления. Действительно, основные действующие лица пьесы: король Наварры Фердинанд и его приближенные Дюмен, Лонгвиль и Бирон желают прослыть учеными. Они ценят знания, стремятся повысить уровень своего образования. Среди героев комедии — школьный учитель Олоферн, а также священник, богослов отец Натаниэль. Даже малообразованные люди, такие как констебль Тупица и шут Башка, не упускают случая блеснуть умом.

Персонажи пьесы, как правило, ищут способ достичь желаемого. Так, например, король Наварры призывает своих приближенных искать мудрость в учении. Между тем Бирон убежден в тщетности исследования книг:

Визит французской принцессы и ее придворных дам вносит свои коррективы в планы короля. Фердинанд призывает своих подданных найти способ добиться расположения дам:

Король Наварры и его придворные намерены изучить науки. Они полагают, что стремление к знаниям присуще человеческой природе:

Также другие персонажи ценят знания:

Ряд героев, таких как Бирон и Бойе, отличает хорошее понимание происходящего. Бирон видит свою задачу в том, чтобы король Наварры осознал свои промахи. Роль Бойе — сделать так, чтобы французская принцесса поняла главную цель своего визита в Наварру:

Для сравнения, Олоферн полагает, что понимает толк в поэзии:

Французская принцесса и ее придворные дамы быстро схватывают суть вопросов:

При этом Бирон не расположен к какой-либо деятельности, если это не приносит конкретной пользы:

Так, некоторым персонажам присуща излишняя любознательность. Пытливый ум таких героев исследует многое из чистого любопытства, даже если это не приносит им никакой пользы. Подчас они выпытывают что-то у других. В подобной ситуации оказывается Армадо, когда ему приходится расспрашивать Мотылька, что тот конкретно имеет в виду, говоря о темпераменте человека:

Подчас герои по рассеянности упускают из вида весьма важные вещи. В частности, Бирон обнаруживает в декрете короля серьезные изъяны, оставленные без внимания:

Пожалуй, наибольшей рассеянностью отличается Башка:

К примеру, ряд персонажей занят обдумыванием неких идей, которые им представляются важными. Они любят рассуждать на абстрактные темы. Их ум нередко занят бесплодными отвлеченными размышлениями. Для таких героев важен сам процесс размышления, даже если это не приносит конкретной пользы. К примеру, Олоферн признается в своей склонности к абстрагированию:

В ряде случаев персонажи не могут четко определиться с тем, чего именно они хотят, находясь в состоянии неопределенности. Что-то им бывает не до конца ясно. Некоторые герои порой высказываются настолько туманно, что смысл их речей кажется окружающим непонятным. К примеру, Мотылек нередко весьма расплывчато отвечает на вопросы Армадо. На предложение Армадо определить тип темперамента человека, паж отвечает чрезвычайно неопределенно:

Заметим, что визит французской принцессы в Наварру постепенно приносит свои плоды. Решается проблема долга Аквитании. При этом принцесса и ее придворные дамы находят себе достойных женихов.

В неудобном положении по отношению к французской принцессе неоднократно оказывается король Наварры. Поначалу король не пускает гостей во дворец, поступая неучтиво. Пытаясь развлечь дам, король и его придворные являются к принцессе ряжеными. Однако этот маскарад лишь запутывает ситуацию. Мужчины путают своих возлюбленных, после чего им приходится извиняться за свою ошибку.

На деле же Башка все путает, оказывая Бирону медвежью услугу. В другой сцене шут пытается рационально объяснить причину нарушения им декрета короля. Так, один из пунктов декрета запрещает общение с женщинами. Башка тщательно подсчитывает все допущенные им нарушения:

При этом Башка упускает из вида незначительность подобных мелких нарушений. Впоследствии шут пытается исправить это упущение, доказывая королю свою невиновность.

Некоторые персонажи, в силу своей невежественности, действуют весьма примитивно. Нередко они упрощают ситуацию. Например, констебль Тупица и шут Башка не могут похвастаться своей образованностью. Дон Армадо так характеризует Башку в письме королю:

Между тем всезнайство таких персонажей нередко оказывается тщетным, не принося ощутимой пользы ни им самим, ни окружающим. Находясь при дворе короля Наварры, эти герои оказались бесполезны в ситуации, в которой оказался Фердинанд.

Бирон оправдывает свое нежелание подписывать декрет тем, что имеет смысл браться лишь за посильные задачи:

Так, некоторые персонажи стремятся внести ясность в те или иные вопросы. Они объясняют ситуацию тем, кто в недостаточной мере ее понимает. Подобные герои любят давать соответствующие пояснения, нередко прибегая к образному языку аллегорий. Таковы учитель Олоферн и священник Натаниэль, дон Армадо и его паж Мотылек.

Как правило, разъяснения следуют в ситуации, когда героев охватывает недоумение, когда они не представляют себе в полной мере тот или иной вопрос. Подобную ситуацию, в частности, иллюстрирует беседа дона Армадо со своим пажем Мотыльком. Оба персонажа любят изъясняться каламбурами, отчего не всегда понимают друг друга:

Армадо разъясняет Мотыльку:

«Пусть будет слава, наша цель при жизни, в надгробьях наших жить.

Так, в спорных ситуациях персонажи пьесы стараются убедить друг друга в справедливости своей точки зрения. К примеру, Бирон убеждает короля, что изданный им декрет невозможно соблюсти:

В ряде случаев герои строят те или иные предположения. Они высказывают догадки, что-то допускают, подчас даже фантазируют. Так, выслушав отзыв Марии о Лонгвиле, французская принцесса высказывает предположение, что тот склонен к насмешкам:

Так, ряд персонажей воспринимают некоторые вещи в качестве непреложных истин — догм. К примеру, Олоферн убежден в непогрешимости Писания:

Подобные герои любят читать назидания окружающим:

Вместе с тем даже очевидные вещи порой кажутся персонажам неубедительными. Нередко герои пьесы сомневаются в чем-то. К примеру, королю Наварры кажется спорным то утверждение принцессы, что король Франции полностью выплатил выкуп за Аквитанию:

Например, Фердинанд желает постоянного присутствия своих приближенных рядом с собой в дни обучения. Он даже вносит соответствующий пункт в декрет и заставляет придворных его подписать:

Рассмотренных экзистенциальных состояний достигают герои, следующие принципам, позволяющим удовлетворить присущие им гностические потребности: в исследовании, познании, понимании и смысле.

Некоторые персонажи готовы влачить безрадостное существование, пожертвовав радостями жизни ради учения. Так, Дюмен готов умертвить свои чувства и желания ради науки, словно канув для окружающих в небытие.

Уильям Шекспир

ISBN: 9780812969146
Год издания: 2008
Издательство: Modern Library
Серия: The RSC Shakespeare
Язык: Английский

A continuation of the major series of individual Shakespeare plays from the world renowned Royal Shakespeare Company, edited by two brilliant, younger generation Shakespearean scholars Jonathan Bate and Eric RasmussenIncorporating definitive text and cutting-edge notes from William Shakespeare: Complete Works-the first authoritative, modernized edition of Shakespeare’s First Folio in more than 300 years-this remarkable series of individual plays combines Jonathan Bate’s insightful critical analysis with Eric Rasmussen’s textual expertise.

Лучшая рецензия на книгу

Малоизвестная пьеса Шекспира. Собственно, после ее прочтения понимаешь, почему она не так популярна, как многие другие. Скудный сюжет, сложный язык (стихи переплетаются с прозой, разные размеры стихов, много латыни). Это комедия, но, честно говоря, не обхохочешься. Да и перевод мне попался такой тяжелый, что читала, спотыкаясь. Много букв, мало смысла.

Paperback | 224 Pages
Edited by Jonathan Bate and Eric Rasmussen

Переводы на русский:
Петр Вейнберг (Бесплодные усилия любви);
Михаил Кузмин (Бесплодные усилия любви);
Юрий Корнеев (Бесплодные усилия любви);
Татьяна Щепкина-Куперник (Бесплодные усилия любви);
Борис Пастернак (Потерянные усилия любви);
Григорий Кружков (Пустые хлопоты любви).

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Рецензии читателей

Шекспир не дает мне покоя, продолжаю читать его пьесы. На этот раз — ранняя комедия драматурга «Бесплодные усилия любви». Фабула — король Наварры Фердинанд (прототип — Генрих Наваррский) вместе с тремя своими придворными отрекается от женщин и праздных развлечений ради изучения наук. Но вот беда, в это время к нему прибывает французская принцесса (прототип — Маргарита Валуа, будущая жена Генриха) с (какая неожиданность!) тремя дамами, и король с товарищами немедленно в них влюбляются.

Как ни странно, никакого хэппи энда с четырьмя свадьбами в конце нет. Свадьбы, может, и будут, но через годик, далеко за пределами пьесы. Более того, никакого развития сюжета тоже практически нет. Герои только и занимаются, что высмеивают друг друга, издеваются и насмехаются. Притом юмор очень уж утонченно-средневековой, без примечаний зачастую и не поймешь. Эта комедия в большей степени предназначалась для придворной публики, у которой в моде были подобные пьесы, поэтому простой люд ее просто не понял бы (или не одобрил бы). Чувствую, я все-таки не английская аристократка:)

Шекспир не дает мне покоя, продолжаю читать его пьесы. На этот раз — ранняя комедия драматурга «Бесплодные усилия любви». Фабула — король Наварры Фердинанд (прототип — Генрих Наваррский) вместе с тремя своими придворными отрекается от женщин и праздных развлечений ради изучения наук. Но вот беда, в это время к нему прибывает французская принцесса (прототип — Маргарита Валуа, будущая жена Генриха) с (какая неожиданность!) тремя дамами, и король с товарищами немедленно в них влюбляются.

Как ни странно, никакого хэппи энда с четырьмя свадьбами в конце нет. Свадьбы, может, и будут, но через годик, далеко за пределами пьесы. Более того, никакого развития сюжета тоже практически нет. Герои только и занимаются, что высмеивают друг друга, издеваются и насмехаются. Притом юмор очень уж… Развернуть

Основные персонажи, раскрывающие комедийность пьесы Вильяма Шекспира «Бесплодные усилия любви». Пародия и пародическое использование в комедии. Рассмотрение роли женщин в шекспировских творениях. Взаимосвязь комедии с драматизмом в произведении.

Рубрика Литература
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 21.05.2014
Размер файла 34,7 K
Читайте также:  Бесплодные дни по календарю

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Министерство образования и науки Украины

Днепропетровский национальный университет им.О.Гончара

Факультет украинской и иностранной филологии и искусства

Особенности комического в произведении Вильяма Шекспира «Бесплодные усилия любви»

Студентка группы УА-09-5 Воронцова А.Е.

Ст. преподаватель Привалова Л.П.

Так жил Шекспир год за годом, сочиняя пьесы, участвуя в исполнении их (а также пьес других авторов), копя деньги и вкладывая их в недвижимость в родном городе. Ему было немногим за сорок лет, когда он оставил актерскую профессию и вернулся, в Стратфорд, где приобрел для себя самый большой каменный дом в городке. Здесь он прожил последние годы в кругу семьи (жена и две дочери, сын Гамлет умер в одиннадцатьлет). В пятьдесят два года Шекспир скончался и был похоронен в местном храме как один из самых почтенных горожан Стратфорда.

Есть несомненное несоответствие между красочной и полной драматизма жизнью героев Шекспира и будничным, монотонным существованиемих создателя. Скептики стали сомневаться: как мог этот обыватель, жалкий актер без университетского образования написать драмы, содержащие столь много необыкновенных событий, таких грандиозных героев и такие бурные страсти? Есть люди, которые с трудом верят в это. Особенно смущает, как мог недоучка вложить в свои произведения столь глубокие мысли, что и поныне мудрейшие из мудрых восхищаются ими. Конечно, если отождествлять ум и талант с дипломами и учеными званиями, то это покажется невероятным.

Шекспир — одно из тех чудес света, которым не перестаешь удивляться: история движется гигантскими шагами, меняется облик планеты, а людям все еще нужно то, что создал этот поэт, отдаленный от нас несколькими столетиями. Чем более зрелым становится человечество в духовном отношении, тем больше открывает оно глубин в творчестве Шекспира. Десятки, сотни жизненных положений, в каких оказываются люди, были точно уловлены и запечатлены Шекспиром в его драмах. Все драматичное, что случается с разными людьми и с обществом в целом, было изображено Шекспиром с той степенью типизации и художественного обобщения, которая позволяет в разные времена и в, казалось бы, изменившихся условиях узнавать себя в его произведениях. Да, самое большое, самое сильное впечатление, оставляемое Шекспиром, — жизненность его искусства. Оно не определяется точностью деталей, совпадением частностей с тем, что непосредственно знакомо каждому. Быт, нравы, обстоятельства, изображенные в его драмах, подчас далеки от наших, и, тем не менее, в том, что он изобразил, ощущается та высшая правда, какая доступна только самому великому искусству. Она не зависит от схожести с жизнью каждого из нас. Можно не быть в тех ситуациях, в каких оказались Ромео и Джульетта, Виола или Розалинда, Брут и Гамлет, король Лир или Макбет, но через их судьбы и переживания наш собственный опыт становится богаче. Шекспир расширяет наш духовный горизонт. Мы познаем жизнь драматически напряженную, чем наше повседневное бытие, выходим за рамки своего мирка и попадаем в большой мир. Благодаря этим и подобным творениям мы начинаем понимать, что такое настоящая жизнь. Историк, философ, моралист и психолог находят у Шекспира подтверждения открываемых ими истин. А он, художник, не мудрствуя и не поучая, воплощал эти истины как историю отдельных человеческих судеб. И делал он это так, что читатель и зритель его драм приобщается к пониманию того, как движется история, проникается желанием поразмыслить над сущностью важнейших жизненных явлений, лучше постигает себя и окружающих.

Комедии Шекспира почти свободны от сатирических элементов. Остроумное и весёлое в них не связано с осмеиванием пороков отдельных лиц или всего общества. Оно здесь результат проделок или следствие забавных случайностей, совпадений или недоразумений. Юмор сопутствует в комедиях Шекспира лиризму, подчас переплетается, с ним. Шекспировским комедиям присущ смех, но не осмеяние. Его комедии можно в полном смысле слова назвать праздничными, потому-что они пробуждают радость и веселье. Они являются праздничными еще и в другом смысле. Не так было в древности. Театральные представления Древней Греции были частью общенародных празднеств. То же можно сказать и о народном театре средневековой Европы. Шекспир жил на переломе. Его театр еще сохранял многие элементы народных празднеств, но уже в некоторой степени становился театром в нынешнем смысле. Цельность и сила характера отличают молодых героев и героинь комедий. Особенно прелестны шекспировские девушки, преданные в любви, стойкие в жизненной борьбе, тонкие в чувствах и остроумные в беседах. Рядом с этими героями романтического плана Шекспир выводит целую галерею комедийных персонажей — это его чудаки-простолюдины, педанты и констебли, смешные и не сознающие своего комизма, тогда как шуты — потешники и острословы по профессии. Радостное, весеннее ощущение жизни нигде не проявилось у Шекспира так полнокровно, как в его комедиях.

Пятнадцать пьес Шекспира посвящены английской истории или английским легендам. Достаточно прочитать комедии, чтобы невольно составился ряд общих заключений. Основу каждой из них можно найти в сочинениях Боккаччо, Ариоста, в современных пастушеских романах, проникших в Англию из Испании или из той же Италии, или даже в идиллических повестях английских писателей вроде Лоджа (Как вам угодно), а отчасти и в сочинениях Плавта (Комедия ошибок). Во всех комедиях, кроме разве Укрощения строптивой и Комедии ошибок, неизменно бросается в глаза множество черт первостепенной важности и изумительной силы рядом с любовными и пасторальными шаблонами. Эти черты с течением времени занимают все больше места, и по их развитию можно судить о сравнительной зрелости пьесы. Эти черты — характеры женщин, роли шутов, отдельные комические типы и, наконец, идеи общественного значения.

1. Основные персонажи, раскрывающие комедийность пьесы

шекспир пародия комедия драматизм

Уже такое название показывает, что пьеса была написана гораздо раньше.

Написание пьесы именно в это время подтверждается характерными для раннего Шекспира стилистическими приемами, в первую очередь очень большим количеством рифмованных стихов, превышающих половину всего текста.

Композиция очень симметрична. Королю и трем придворным противостоят принцесса и три дамы.

Король имеет очень хорошее мнение о нём:

Один испанец, отпрыск рода

Дворян кастильских, при дворе гостит.

Он искушен во всех новинках моды;

Сентенциями мозг его набит;

Он из людей, которых опьяняет

Звук собственных речей, как сила чар;

И правый, и неправый избирает

Его судьей в решенье разных свар.

Армадо, детище воображенья

(1-й акт 1-я сцена)

Они оба побывали на каком-то словесном пиру и наворовали там объедков.

Да они уж давно на словесной помойке отбросами кормятся. Удивляюсь я, как это твой хозяин еще не сожрал тебя, приняв За чье-нибудь чужое слово. Ведь ты на целую голову короче такого словечка, как honorificabilitudinitatibus <Бессмысленное слово, склеенное из ряда латинских слов и слогов.>. Тебя-то уж легче проглотить, чем вино с зажженной паклей на закуску.

(акт 5-й сцена 1-я)

Жакнетта, возлюбленная Армадо и одержавшего победу над испанцем Башки, несмотря на свое французское имя, — жизнерадостная английская крестьянка.

Среди главных персонажей резко выделяется Бирон. Он еще в первом акте иронизировал над затеей короля:

Чтоб правды свет найти, иной корпит

Над книгами, меж тем как правда это

Глаза ему сиянием слепит.

Свет, алча свет, свет крадет у света.

Пока отыщешь свет во мраке лет,

В твоих очах уже померкнет свет.

(перевод Ю. Корнеева)

Из женских глаз доктрину вывожу я:

Лишь в них сверкает пламя Прометея,

Лишь в них — науки, книги и искусства,

Которыми питается весь мир.

Хорошим примером объединения юмора, сарказма и иронии являются прибывшая в Наваррию по делам французская принцесса и её придворные дамы Розалина, Мария и Катерина. Своим острым словцом, которое является одновременно и оружием и защитой от надоедливых мужчин, они ловко справляются и с самим королём и с его свитой.

Счастливого конца в комедии Шекспира нет. Становиться известно о смерти отца принцессы (на самом деле Генрих II погиб во время рыцарского турнира, когда его дочь была еще маленькой девочкой) год .В пьесе смерть французского короля — удобный предлог закончить всё более замысловатую игру в куртуазную любовь, пока та не приняла слишком серьёзный характер. Фантастический двор короля Наварры сталкивается с реальной жизнью; принцессе необходимо вернуться в Париж и приступить к сложной процедуре престолонаследия.

Мужчины настаивают на том, что хотя игра закончена, однако их чувства искренни. Дамы приказывают кавалерам на протяжении года вести такой же аскетический образ жизни, к которому они готовились, а если к тому времени их любовь не пройдет, она будет вознаграждена.

2. Пародия и пародическое использование в комедии

Чередование сцен верхнего и нижнего планов позволяет говорить о том, что Шекспир создал автопародию как на архитектонику собственной пьесы, так и на ее образы.

Подобно тому, как составляют пару король Генрих и постоянно отрезвляющий его герой Бирон, в пару дону Армадо дан паж Мотылек. В его обязанности входит, как и у Бирона по отношению к королю, критическая оценка действий хозяина. Речь Мотылька, как и речи Бирона, — это постоянное упражнение в остроумии. Но Бирон поднимает сложные жизненные вопросы. Ответы Мотылька на реплики дона Армадо — это схоластические выкладки, которые в перевернутом виде отражают суть речей Бирона. Так Шекспир использует еще один прием пародирования. Внешне противоположные герои оказываются по сути близки друг другу.

Читайте также:  Лекарство от бесплодия дарб амин

То, что драматург обращает пародию на самого себя, позволяет ему варьировать свои высказывания. В пародии те же мысли, что были выражены у него серьезно, звучат подчас чрезвычайно экстравагантно. Травестийные элементы, привнесенные в пародию, способствуют не только шекспировской самооценке, но и ироническому переосмыслению всей эвфуистической традиции.

3. Роль женщин и шутов в раскрытии комического

Женщина шекспировских комедий — олицетворение чистой поэзии. Это существо нравственно в высшей степени простое, непосредственное, чуждое высшей умственной жизни и общих вопросов. Все силы ее природы сосредоточены на стремлении любить и быть счастливой в столь же светлом и прочном чувстве своего возлюбленного. У Шекспира чаще всего повторяются два женских характера. Один исполнен мечтательного затаенного лиризма. Женщина любит боязливо, скрытно, покорно. Она терпеливо ждет, когда наконец сама судьба обнаружит ее любовь, — и все так же стыдливо, склоняя голову, с зарумянившимся лицом, переполненная счастьем, отзывается на давно чаемые объятия. Такого персонажа в нашей комедии нет, зато присутствует второй тип женщин, которые сильнее духом и страстнее сердцем. Это наша принцесса и её придворные дамы. На них преимущественно он возлагает задачу своим острым словцом уколоть любого, кто посмеет подойти слишком близко. Такие иронические высказывания в сторону мужчин: короля, Бирона, Лонгвиля и Дюмэна, заставляют зрителя смеяться до слёз. Своими быстрыми и меткими ответами дамы приводят в ступор любого.

Рассматривать женских персонажей по отдельности нет смысла. В произведении они как одно целое. Сами по себе эти героини не будут на гордовито и величаво выгладить.

Внося свет и счастье в судьбу отдельного человека, женщина выполняет у Шекспира и великое гуманное, и общественное значение. Она — сама правдивая и искренняя — прирожденный враг всякой фальши, всего противоестественного. В комедии Бесплодные усилия любви она является защитницей чувства и жизни против преднамеренного отшельничества и кабинетной чистой науки. Она восстанавливает права природы и гармонического развития человеческой души, разрушая легкомысленный педантизм

Вообще по глубокому смыслу роли женщин в шекспировских комедиях могут быть поставлены рядом только с ролями шутов: и героини, и шуты одинаково представляют миросозерцание поэта. Недаром все они действуют заодно.

Роль шутов в шекспировских комедиях очень велика . В их остротах и шутках непременно отражается нравственное или умственное уродство того или другого героя. Вот, например, Армадо, напыщенный испанский идальго, фанатик «пышных фраз», «верный рыцарь моды», также страдающий меланхолией и беспрестанно погружающий свою «высокую душу» в шумиху романтической риторики. Рядом с ним — жалкий книгоед Натаниэль, ограниченный педант, напичканный цитатами и надменный своей ученостью. И против них опять шут, уничтожающий их одним ударом: «Они всегда кормятся словами, выбрасываемыми в помойную лохань» (Бесплодные усилия любви). Вообще прихоти «света» и смешное модничанье франтов — благороднейшие темы для шутов. Один забавно развенчивает сельские идиллии, столь влекущие меланхолических господ, другой издевается над умственным тщедушием придворных и пустотой их существования, за шутовскими выходками скрывая в высшей степени красноречивый смысл: идеализацию простоты, естественности, личным опытом приобретенного ума и гуманного нравственного миросозерцания.

Сцены шутов часто грубы и слишком многословны, ведь они были рассчитаны не на тонких эстетиков и вдумчивых философов! Но рука об руку с шутами идут изящнейшие создания поэтического лиризма, и невзрачная на вид житейская мудрость забавников озаряется увлекательнейшими и искреннейшими порывами гуманного чувства. Нам эти факты важны не только для оценки шекспировского оригинального творчества в комедиях, но и для точного представления о развитии психологического таланта поэта и его нравственных воззрений.

В Шекспире сочетались два великих дара: способность необыкновенно живо воспроизводить драматизм жизни и умение облечь свое видение жизни в неповторимую прекрасную поэтическую, а подчас и комическую форму. Без действенности нет драм Шекспира, но их нет и без его поэзии. Молодой Шекспир увлекался поэтизацией речи героев иногда даже в ущерб действию пьес. Зрелость его гения проявилась в том органическом сочетании драматизма и поэтичности, которая характерна для комических и трагических шедевров Шекспира. Поэтическим словом Шекспир не только восполнял бедность убранства своей сцены. Она, кстати сказать, была менее бедна, чем кажется нам, привыкшим к декорациям. Театр того времени обладал своими приемами для создания необходимой иллюзии реальности. Поэзия служила Шекспиру вернейшим средством преодолеть в зрителя поверхностное любопытство к тому, что произойдет в пьесе, и, проникнув в его душу, возбудить ту силу воображения, которая помогает человеку увидеть мир лучше, чем тогда, когда он смотрит на него только с трезво практическими целями. Это свойство Шекспира сохраняется поныне. Читаем ли мы его пьесы, смотрим ли их на сцене, наше восприятие их не ограничивается знакомством с событиями и героями. В нас возникает необъяснимое ощущение всей полноты жизни, мы как бы поднимаемся на высоту, с которой видится то, что в повседневности от нас скрыто. Шекспир шире и глубже поэтических образов.

1. Гражданская З. Т. «От Шекспира до Шоу»; английские писатели XVI-XX вв. Москва, Просвещение, 1992 г.

2. Смирнов А. А. «Шекспир». Ленинград, Искусство, 1963 г.

3.Скоренко В. А.; Хрестоматия по зарубежной литературе 8-10 класс. Москва, Просвещение, 1977 г.

5.Н.И. Стороженко. Предшественники Шекспира. — СПб., 1872.

6.Н.И. Стороженко. Роберт Грин.—М., 1878.

7.Н.И. Стороженко. Статья о Шекспире в «Истории всеобщей литературы». Изд. Корша. 20 вып. СПб., 1886.

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Макаров Владимир Сергеевич

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Макаров Владимир Сергеевич

“Love’s Labour’s Lost” in Russian Translations: An Attempt at Comparative Analysis

опыт сравнительного анализа

Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, г. Москва

«Love’s Labour’s Lost» in Russian Translations: An Attempt at Comparative Analysis

V. S. Makarov St. Tikhon s Orthodox University, Moscow

The article was prepared within the framework of the project «Development and Launching of Open Access Online Digital Tools for Comparative Thesaurus Analysis of Russian Translations of W. Shakespeare’s Works» with support from the Russian Foundation for Basic Research (no. 17-04-12038в).

re-evaluation of approaches to translation, regardless of their equilinearity, poetry / prose matching, and other qualitative factors, instead focusing on the communicative objectives of literary translations.

Keywords: «Love’s Labour’s Lost»; W. Shakespeare; Shakespeare in Russian translations; translations; comparative analysis; Version Variation Visualization; variation; translator ‘s strategy

несмотря на различие в их коммуникативной направленности, в методе, близости к оригиналу, времени выполнения и т. п., формально бы фигурировали как равные.

1 Например, в хорошо известной статье: Гаспаров, Автономова, 2001.

4 Шекспир, 1873, 1894, 1899, 1937, 1945, 1958. Перевод С. А. Крынского (2016) приведен по авторской рукописи и с разрешения автора.

Следует сразу отметить, что несмотря на разные подходы переводчиков к проблемным местам текста (М. А. Кузмин, Ю. Б. Корнеев и С. А. Крынский работали с более новыми изданиями и соответственно пропускали повторы), на вариативность это не повлияло (что нормально в ситуации, когда реплика целиком про-

пущена). Проблему Розалины и Катарины эти три переводчика также попытались решить логически, перераспределив реплики так, как это удобно для понимания.

Главными проблемами перед началом работы представлялись локализация максимальной вариативности и ее диапазон. Предсказанная Т. Чизманом тенденция высокой вариативности в коротких афористичных строках, где переводчику необходимо напрягаться, чтобы адекватно передать смысл (особенно с учетом большей длины русских слов по сравнению с английскими) в целом присутствует и в русских переводах, но с некоторыми особенностями, на которых считаю необходимым остановиться подробнее.

В режиме Eddy & Viv видно, что вариативность резко снижается в тот момент, когда Бирон переключает тональность на ироническую (рис. 2).

Практически любой случай быстрого обмена репликами повышает вариативность, как правило, за счет разного перевода нескольких ключевых слов.

5 В базовом тексте: KING

How well he’s read to reason against reading. DUMAINE

Proceeded well, to stop all good proceeding. LONGAVILLE

He weeds the corn, and still lets grow the weeding. BEROWNE

The spring is near when green geese are a-breeding.

Viv floor: Viv ceiling: Apply О

Proceeded well, to stop all good proceeding.

He weeds the corn, and still lets grow the weeding.

The spring is near when green geese are a-breeding.

How follows that?

Fit in his place and time.

DUMAINE In reason nothing.

Крымский (2016) Backtranslation Micros

How well he’s read to reason against reading.

Когда токует гусь, весна близка.

Весна близка, коль стали 1уси вылупляться.

Весна подходит, коль плодятся гуси.

Вейнбеог il 868)

It was proclaimed a year’s imprisonment to be taken with a wench

I was taken with none, sir. I was taken with a damsel.

Well, It was proclaimed «damsel.»

This was no damsel neither, sir. She was a virgin.

It is so varied too, for it was proclaimed «virgin.»

If It were, I deny her virginity. I was taken with a maid.

This «maid» will not serve your turn, sir. COSTARD his m^nfll serve ■—l J

ГШ.Ц.^ЦШИ.И Чуковский (1945)

Там есть и про девиц.

Все равно, провозглашено и о девственнице.

И это запрещено; закон объявил и о девственнице.

Некоторые, особенно обладающие внутренней симметрией, фрагменты, в переводах неожиданно сильно варьированы (например, песни Весны и Зимы в V, 2 — показатель Viv соответственно 0,87 и 1,0). Такие фрагменты нуждаются в особенно глубоком анализе, проведение которого сейчас не входит в наши задачи.

Читайте также:  Санатории в чехии для лечения бесплодия

Корреляции между стихотворным размером и высокой вариативностью переводов, по предварительным наблюдениям, почти не замечено, кроме сверхкратких строк (3-4 слога). Проблема, тем не менее, заслуживает дополнительного анализа, так как строфика пьесы чрезвычайно богата.

Можно предположить, что в этом корпусе вариативность в целом будет больше, чем в пьесах, написанных строфически более ровно — исключительно в виде комбинаций пятистопного ямба и прозы. Предварительные наблюдения за статистикой других корпусов, работа над которыми ведется в этом году, подтверждают вывод, однако собранный материал пока недостаточен для серьезной гипотезы.

Отдельно следует сказать о переводческой стратегии К. И. Чуковского. Ориентируясь на сценичность и ясность реплик, он часто сокращает или удлиняет их (обычно с 1 строки до 2-3) по своему усмотрению, чтобы избежать невнятной сверхсжато сти.

Бесплодные усилия любви Alignment View

Base text Version Чуковский (1945)

France Lords, Blackamoors, Musicians ACT1 SCENE 1 (Enter Ferdinand, King of Navarre, Berowne, Longaville, and Dumaine.) KING Let fame, that all hunt after in their lives, Live registered upon our brazen tombs, And then grace us in the disgrace of death, When, spite of cormorant devouring time, Действие происходит в Наварре ДЕЙСТВИЕ 1 СЦЕНА 1 (Наварра. Парк перед дворцом (Входят король, Бирон, Лонгвилль, Дюмен) КОРОЛЬ Итак, вы поклялись! А для того, Чтоб не нарушить слова своего И закрепить священную присягу, -Вы все втроем подпишете бумагу,

Th endeavor of this present breath may buy That honor which shall bate his scythe’s keen edge Где наши клятвы точно и подробно Изложены.

And make us heirs of all eternity. Therefore, brave conquerors, for so you are That war against your own affections Мой добрый государь! Я тоже поклялся отдать наукам Три долгих года И под этой клятвой Охотно я, конечно, подпишусь. Но прочие обеты так суровы! Подумайте: три года ни единой Не видеть женщины. О, я надеюсь, Цтп ыя иь1 пилим гш -ээплр&лы чтпй

The project was developed with support from the Russian Foundation for Basic Research (project no, 17-G4-12O30B>

На иллюстрации перед нами очевидный пример сужения: 18 строк вступительной реплики Короля переведены пятью с половиной.

Есть и обратные примеры, причем не только те, где реплика расширяется, но и где она целиком придумана (рис. 5). Как правило, такая реплика у К. И. Чуковского носит моралистический характер. На рисунке прямоугольником выделена такая фраза Розалины. К сожалению, изобилие мелких реплик в комедии и отсутствие режима увеличения в средней колонке не позволяет увидеть, что сегмент справа (в переводе) не соединен ни с одним сегментом слева (в базовом тексте).

Анализ графика вариативности подтверждает, что перевод К. И. Чуковского (темно-зеленый цвет на графике — рис. 6) значительно отстоит от всех остальных. Иногда это верно для целых фрагментов сцен (например, пикировка Бойе, Марии и Розалины в районе поз. 25000).

МАШИННЫЙ ПЕРЕВОД ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА: ЭКСПЕРИМЕНТ ПО ИЗУЧЕНИЮ ВАРИАТИВНОСТИ В традиционной переводоведческой парадигме машинный и художественный перевод — явления практически взаимоисключающие. Как верно указывают многие авторы, например, Ана Фернандес Гуэрра, для художественного перевода необходим человек с глубоким пониманием тонкостей языка (тот, кого Ф. Шлейермахер обозначал словом » Übersetzer»; Fernández Guerra, 2000: 87-88), а

в коммуникативном отношении художественный перевод эмотивен и всегда представляет собой сознательную интерпретацию (ibid: 16-17).

Segment position in text

10000 20000 30000 40000 50000 60000 70000 30000 90000 100000 2.25 —

— большая часть переводов выполнена литературно, т. е. с сознательным стремлением найти некоторый баланс между эстетическим воздействием и близостью к оригиналу;

— один или два перевода выполнены компьютерной программой, принципиально неспособной к производству эстетического воздействия.

Дополнительную трудность создает то, что сам по себе художественный текст хуже поддается машинному переводу, чем тексты других стилей. Основную

причину этого исследователи видят в различных типах связности внутри текста (когезии) в литературном и нелитературном тексте (см.: Voigt, Jurafsky, 2012). Кроме того, существующую платформы машинного перевода не могут адекватно прослеживать синтаксис стихотворного текста — мешают знаки конца строки, особенно в случае анжамбеманов.

Для эксперимента были выбраны две платформы машинного перевода — Google Translate (https://translate.google.com) и Яндекс.Переводчик (https://translate. yandex.ru/). Обе платформы в настоящее время используют нейронные сети для анализа сегментов текста и сопоставления их с коллокациями, встречающимися в текстах авторов-людей.

Результат эксперимента показывает, что по вариативности оба фрагмента примерно соответствуют переводам XIX в. (см. о них в следующем разделе). Значительного отличия параметра вариативности не наблюдалось — хотя нужно учесть, что при сопоставлении неравных по длине корпусов возможны скачки вариативности. В зависимости от того, какие и сколько полных переводов включаются в выборку, два экспериментальных показывают Viv от 0,7 до 0,92. Единственное возможное объяснение — в их неполноте: показатель Viv ниже в том случае, когда в выбранных для сравнения переводах сцены I, 1 и I, 2 демонстрируют больше слов, опознаваемых как идентичные. Интересно, что относительно группы переводов XIX в. (Н. Х. Кетчер, П. А. Каншин и П. И. Вейнберг) положение экспериментальных фрагментов не изменяется, что, вероятно, означает значительное сходство в переводах второй части I, 1 и I, 2.

КЛАССИФИКАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ И НЕКОТОРЫЕ ВЫВОДЫ

На иллюстрации переводы довольно четко распадаются на 4 группы. В группе А объединены три дореволюционных перевода — полностью прозаические переводы Н. Х. Кетчера и П. А. Каншина и пытающийся дифференцировать стихотворные и прозаические строки перевод П. И. Вейнберга. Их нельзя назвать буквалистскими, но в целом их отличает прямолинейный подход к тексту, отсутствие претензий на сценичность, и установка на то, чтобы дать читателю в целом представление о комедии Шекспира. Это типичные «reading texts».

Группа B — два наиболее поэтически сильных перевода — М. А. Кузмина и Ю. Б. Корнеева — обладают и наименьшей вариативностью в этом ряду, причем как по отношению к своим предшественникам, так и последователям (С. А. Крынский). Их можно определить как «fine text», задачей которого является баланс между точностью и поэтичностью.

Перевод К. И. Чуковского (группа С) благодаря своей установке на использование в театре («playtext») стоит совершенно особняком.

Наконец, перевод С. А. Крынского (группа D) по вариативности в целом приближается к дореволюционным.

Бесплодные усилия любви — Eddy history

с г-«—ч Ч V Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Шекспир, В. (1899) Бесплодные усилия любви. Комедия в пяти действиях / пер. П. И. Вейнберга // Шекспир В. Полн. собр. соч. Виллиама Шекспира в переводе русских писателей : в 3 т. / под ред. Д. Л. Михаловского. 5-е изд. СПб. : Изд. Н. В. Гербель. Т. 1. 601, [2] с. С. 255-303.

Шекспир, В. (1937) Бесплодные усилия любви / пер. М. А. Кузмина // Шекспир В. Полн. собр. соч. : в 8 т. / под общ. ред. С. С. Динамова, А. А. Смирнова. М. ; Л. : Academia. Т. 1. VIII, 771 с. С. 5-141.

Шекспир, В. (1945) Бесплодные усилия любви / перев. К. И. Чуковского. М. : ВУОАП. 59 с.

Шекспир, У (1958) Бесплодные усилия любви / пер. Ю. Б. Корнеева // Шекспир У. Полн. собр. соч. : в 8 т. / под общ. ред. А. А. Смирнова, А. А. Аникста. М. : Искусство. Т. 2. 548 с. С. 393-512.

Brownlie, S. (2006) Narrative theory and retranslation theory // Across Languages and Cultures. Vol. 7. No. 2. P. 145-170. DOI: 10.1556/Acr.7.2006.2.1

Cheesman, T. et al. (2017) Multi-retranslation corpora: Visibility, variation, value and virtue / T. Cheesman, K. Flanagan, S. Thiel, J. Rybicki, R. S. Laramee, J. Hope, A. Roos // Digital Scholarship in the Humanities. Vol. 32. Issue 4. P. 739-760. DOI: 10.1093/llc/fqw027

Delabastita, D. (2011) Literary translation // Handbook of translation studies / ed. by Y. Gambier, L. van Doorslaer Vol. 2. Amsterdam : John Benjamins Publishing Company. x, 197 p. P. 69-78.

Draudt, M. (1982) The «Rosaline-Katherine Tangle» of Love’s Labour’s Lost // The Library. Vol. s6-IV. Issue 4. P. 381-396. DOI: 10. 1093/library/s6-IV.4.381

Fernández Guerra, A. (2000) Machine translation. Capabilities and limitations. Valencia : Universitat de Valéncia. 159 p.

Jianzhong, X. (2003) Retranslation: necessary or unnecessary // Babel. Vol. 49. No. 3. P. 193-202. DOI: 10.1075/babel.49.3.02iia

Kerrigan, J. (1982a) Love’s Labour’s Lost and Shakespearean revision // Shakespeare. Quarterly. Vol. 33. No. 3. P. 337-339. DOI: 10.2307/2869738

Kerrigan, J. (1982b) Shakespeare at work: The Katherine-Rosaline tangle in Love’sLabour’sLost // Review of English Studies. Vol. 33. No. 130. P. 129-136.

Love’s Labour’s Lost: Introduction (2017) // The New Oxford Shakespeare : The complete works : Critical reference edition : [in 2 vols.] / ed. by G. Taylor, J. Jowett, T. Bourus, G. Egan. [Oxford] : Oxford University Press. Vol. 1. xcvii, 1516 p. P. 449461.

Paloposki, O., Koskinen, K. (2004) A thousand and one translations: Revisiting retranslation // Claims, changes and challenges in translation studies: Selected contributions from the EST Congress, Copenhagen 2001 / ed. by G. Hansen, K. Malmkj^r, D. Gile. Amsterdam ; Philadelphia : John Benjamins. xiii, 318 p. P. 27-38. (Benjamins Translation Library. Vol. 50). DOI: 10.1075/btl.50.04pal

jurafsky/ voigtjurafsky12.pdf [архивировано в WaybackMachine] (дата обращения: 10.12. 2017).

Читайте также:
Adblock
detector