Алексей осипов о бесплодии

Алексей осипов о бесплодии

Осипов Алексей Ильич – это известный православный апологет и катехизатор. Доктор богословия, профессор. Блестящий лектор и публицист. Человек скромной, подвижнической жизни. О нем мы сегодня и поговорим.

Биография Осипова Алексея Ильича. Личная жизнь, жена

Родился Алексей Ильич 31 марта 1938 года в древнем русском городке Белево, что располагается в Тульской области. Но детство и юность он провел в городе Козельске и поселке Оптино, рядом с известной Оптиной пустынью, православным монастырем, в то время недействующим.

Биографию Алексея Ильича Осипова и личную жизнь определило его знакомство с игуменом Никоном. Эта встреча произошла в раннем детстве и повлияла на всю дальнейшую жизнь и судьбу мальчика. Он возрастал в четком понимании своего пути и старался во всем походить на своего учителя и духовника отца Никона.

Благочестивая жизнь, аскеза и молитвенная практика явились наполнением жизни и биографии Алексея Ильича Осипова. Жена и семья в такой практически монашеской обстановке исключались. Алексей Ильич не женат, ведет скромную жизнь и трудится на благо церкви Христовой.

Наставник Алексея – игумен Никон

Игумен Никон (Николай Воробьев) – священник и духовный писатель. Известный в православных кругах подвижник, ведущий исключительно чистую, аскетическую жизнь, исполненную молитвой и любовью к окружающим людям. Будущий старец Никон прошел через горнило революции, гражданской междоусобицы и войны. Не миновал его и опыт потери веры, увлечение науками и философией.

Потратив годы, он разобрался, что науки не изучают душу человека, не занимаются вопросами смерти и греха, а напротив, имеют лишь поверхностное знание о главнейших, с его точки зрения, вопросах. Тогда он углубился в изучение православия и дошел до глубин понимания очевидности Богоявления и важности духовного пути. Этим путем веры он и следовал всю свою жизнь. В возрасте 36 лет Николай принял монашество. В те годы монастыри были закрыты, и поэтому ему пришлось вести трудную жизнь монаха в миру. Так он подвизался до самой своей смерти в 1963 году. В его жизни были и лагеря, и изгнания, и много других горестей и напастей, но он не озлобился, а остался светлым человеком, преданным Богу и Вере Христовой.

После себя игумен Никон оставил много статей религиозной и апологетической направленности, а также большое количество писем, в которых его оппонентами были обычные люди, искавшие у старца совета и молитв.

Возрастание в вере

Старец следил и за учебой мальчика, за его оценками и досугом. Научил его, например, игре в шахматы, но потом, когда Алексей Ильич уже вырос, играть в шахматы запретил, сказав, что это бессмысленная трата времени. На недоуменные вопросы юноши старец отвечал, что в переходный возраст шахматы являются меньшим злом по сравнению с другими глупостями, которые могут роиться в голове у подростка.

Образование

Занятия с отцом Никоном и его серьезные рекомендации помогли Алексею Ильичу поступить сразу на четвертый курс духовной семинарии, сдав экзамены за первые три. Старец опекал Алексея Ильича до самого конца своей жизни и был для него главной опорой в духовном взрослении. В последний год жизни отец Никон тяжело болел, но, сохраняя ясный ум и чистое сердце, не переставал быть ярким маяком в биографии Алексея Ильича Осипова.

Преподавательская работа

Окончив семинарию, Алексей Ильич поступил в Московскую духовную академию, которую в 1963 году блестяще окончил со степенью кандидата богословия. В следующем году Алексей Ильич поступил в аспирантуру и начал свою преподавательскую деятельность, которая продолжается и до сих пор. Кроме преподавания, профессор Осипов ведет обширную церковную деятельность.

В разные годы он был членом учебного комитета при Синоде и членом богословской комиссии, принимал участие в Поместных соборах Русской православной церкви и различных межцерковных диалогах. Но педагогическая работа, ведение семинаров и чтение лекций являются самым главным послушанием и выделяются в биографии Алексея Ильича Осипова. Личный вклад в дело катехизации и апологии православия у профессора огромен.

Лекционная деятельность

В своих лекциях Алексей Ильич рассказывает о православии, о духовной жизни, о наследии святых отцов. Эрудированность профессора не только в богословских вопросах, но и в вопросах философии, психологии и культуры привлекает внимание все новых и новых слушателей. Алексей Ильич всегда находит нужные слова, простым языком говорит о сложных вопросах Бытия, мотивирует на дальнейшее познание и возрастание в вере, большое значение уделяет воспитанию детей.

Биография Алексея Ильича Осипова сама по себе является примером правильной церковной жизни, примером благочестия и смирения. Сквозь жизнь этого удивительного и скромного человека, православие предстает перед нами во всем своем историческом значении, в своем духовном величии, в своей красоте и великолепии. Истинность православия, как рассказывает в своих лекциях профессор Осипов, легко доказывается, надо лишь не предвзято и с открытым сердцем подходить к этому вопросу.

Не скрывает Алексей Ильич и важные вопросы негативного свойства – проблемы церкви, свои собственные ошибки, некрасивые поступки священнослужителей и церковного клира. Обо всем этом он рассказывает слушателям и откровенно делится своими размышлениями о церковной жизни.

Духовная жизнь

Духовная жизнь в биографии Алексея Ильича Осипова является фундаментальным понятием. Она, как учили святые отцы Церкви, единственно правильная жизнь. Единственно верный и самый трудный путь. Еще юному Алексею Ильичу отец Никон говорил, что духовная жизнь – это величайшая редкость среди людей в наше время. Люди привыкли путать высоконравственную жизнь и духовную. Очень многие в этом обманываются и идут ложным путем. Духовная жизнь, или путь подвижника – это постоянное памятование смерти, ясная осознанность, чистота ежесекундного нравственного выбора и величественное спокойствие.

Современные люди погружены в антидуховную атмосферу суеты. Суета захватывает все свободное время таких людей и не дает им ни малейшего шанса на остановку и осмысление происходящего с ними. Прежде всего, на осмысление самих себя, своих жизней и смысла этих жизней. А если человек не задумывается о смысле жизни, отдает его на откуп суете, то его существование становится бессмысленным, – говорит Осипов Алексей Ильич. В биографиях многих подвижников церкви это неоднократно подтверждается. Каким бы человек ни был в жизни, если у него есть потребность в осмыслении своего бытия, то его жизнь постепенно преображается, структурируется, и он постепенно начинает двигаться по религиозному пути.

Читайте также:  Боровая матка на водке при бесплодии как пить

Много Алексей Ильич рассказывает о святоотеческом наследии, об апостольском служении и святых мучениках двадцатого века. Его взвешенная позиция, глубокая вера и блестящее остроумие создают атмосферу интеллектуальности и доверия во время лекций. Но не только святым отцам уделяет внимание профессор, много примеров благочестия он приводит из жизни обычных людей, простых мужей и жен. В биографии Алексея Ильича Осипова тоже встречаются такие люди – чистые, великодушные христиане, знакомство с которыми преображает и украшает мир.

Еще одна беда современности, по словам Алексея Ильича – это развлечения. Бесконечные соблазны и удовольствия, подобно суете, отвлекают людей от главных вопросов существования. Все это атрибуты полностью антихристианского мира, в котором нет места покаянию и молитве. Человеку некогда остановиться, задуматься, поднять голову и всмотреться в небо. Осмыслить Вечность.

Юбилей

В 2018 году Алексей Ильич отметил свое восьмидесятилетие и, несмотря на столь почтенный возраст, он все так же мудр, остроумен и великодушен.

Всю свою долгую биографию Алексей Ильич Осипов учит благочестию, трудится на благо церкви и ведет невидимую брань.

  • 32 просмотра 0


>ОФИЦИАЛЬНЫЙ КАНАЛ . Бесплодие. Бог ли не даёт детей?

ПОДПИСКА и уведомления позволяют не пропустить НОВЫЕ лекции и получать анонсы с МЕСТОМ их проведения. Ваши КОММЕНТАРИИ и ЛАЙКИ помогают продвижению канала. Архив лекций и книг


Весна, любовь земле даря
Надежда Горш
Весна, любовь земле даря,
Свободной ласточкой порхает.
А как сирень благоухает.
Но всё — отдельно от меня.
А я, не помня день вчерашний,
Твоим дыханием живу,
Во сне прекрасном наяву,
Таком, что просыпаться страшно.
Не слышу тиканья часов
И дней по пальцам не считаю.
Я.

Весна, любовь земле даря
Надежда Горш
Весна, любовь земле даря,
Свободной ласточкой порхает.
А как сирень благоухает.
Но всё — отдельно от меня.
А я, не помня день вчерашний,
Твоим дыханием живу,
Во сне прекрасном наяву,
Таком, что просыпаться страшно.
Не слышу тиканья часов
И дней по пальцам не считаю.
Я просто сердцем тихо таю
В плену твоих шагов и слов.
А где душа моя парит,
С каких высот следит за нами,
Когда касаемся губами,
И только чувство говорит.
Весна, любовь земле даря,
Свободной ласточкой порхает,
Ах, как сирень благоухает,
Сердца волнуя и маня.

Дорогой Алексей Ильич!

Братия Сретенского монастыря, студенты и преподаватели семинарии, тысячи прихожан нашей Сретенской обители присоединяются к многочисленным поздравлениям, обращенным сегодня к Вам. Жизнь, всецело посвященная Христу и Его Церкви, – что может быть прекраснее этого! Вы встречаете свой восьмидесятилетний юбилей, неутомимо проповедуя Слово Евангелия, приводя к Богу множество людей, укрепляя христиан в вере и благочестии, благовествуя Царство Небесное, спасение и любовь Божию к человеческому роду. От всего сердца благодарим Вас, дорогой Алексей Ильич, за то, что Вы превыше всего ставите для себя целью во всем оставаться учеником Христовым, что жизнью своей являете нам именно этот пример на протяжении многих десятилетий.

Ваши,
епископ Тихон
с братией, студентами и прихожанами Сретенского монастыря

О духовных наставниках и духе времени

– Алексей Ильич, вы преподаёте в МДА уже 50 лет. За это время поменялись ли как-то семинаристы?

– В ваше время такого не было?

– Даже представить себе невозможно было.

– А когда все поменялось?

– Я поступил в 1958-м году. Ну, вот, в 1960–1970-е, даже до Перестройки, все сохранялось, а поменялось где-то к концу 1980-х годов.

Моральный уровень был тогда все-таки гораздо выше и чище. Сейчас очень портит Интернет. Доступность всей этой грязи парализует духовность в душе человека.

– Кто больше всего повлиял на ваше становление?

– Больше всех – игумен Никон (Воробьев). И поныне, как только появляется возможность, я издаю его книги и письма во всех вариантах. Почему он произвел на меня такое впечатление? Во-первых, это человек, который более всего поражал исканием смысла жизни. Он ничего не жалел: ни времени, ни сил, ни молодости, – ничего для этого. В юности, выйдя из религиозной крестьянской семьи, он потерял веру. В реальном училище уже стал атеистом, бросился в науку, затем в философию. Кстати, он великолепно знал философию. Потом поступил в Петроградский институт психологии. Все это время он искал смысл жизни, и нашел его – это было, конечно, чудо, – нашел его в Боге. В 1931-м году он принимает монашество. Какой человек мог тогда так сделать?

– Вы знали игумена Никона лично. Расскажите о нем.

Я пока говорил об умственной стороне дела, но не меньшее влияние он оказал на меня именно в духовном плане. Он постоянно говорил о духовной жизни и ее основных законах.

По натуре я скептик, но тут уверен, что это был действительно святой человек. Причем святой не по нравственной даже шкале (об этом и говорить нечего), но святой именно по духовной жизни. Есть много фактов, когда он прямо обнаруживал свою святость. В частности, связанных и со мной лично.

– Расскажите! Это очень интересно.

– Вы можете назвать кого-то ещё, чье влияние на вас было бы сопоставимо с влиянием игумена Никона?

– Больше никого, хотя, конечно, после его кончины в 1963-м году я встречал очень хороших батюшек. Ну, чистые ангелы попадались. Но все равно, это, знаете, как ребенок или младенец в сравнении со взрослым человеком.

Еще мне очень нравился Иоанн (Крестьянкин), но я с ним никогда не встречался. Отношение у меня к нему самое положительное. И вот что поразительно: я с ним никогда не встречался, не переписывался и не разговаривал. И вдруг однажды отец Иоанн (Крестьянкин) присылает мне свою книжку с дарственной надписью. Это был, кажется, 2000-й год.

Чем опасна современность для духовной жизни?

– В своих лекциях вы особенно часто цитируете святителей Игнатия (Брянчанинова) и Феофана Затворника. Почему?

– Это хороший вопрос. Действительно, я часто обращаюсь к Игнатию (Брянчанинову) и Феофану Затворнику (к последнему, правда, реже). Дело в том, что у древних отцов, при всем их великолепии и потрясающей глубине, язык и сам их стиль мышления труден для восприятия современного человека. А отцы XIX столетия гораздо ближе к нам и поэтому более доступны по языку и характеру преподнесения тех основных истин духовной жизни, которые нам столь необходимы.

Читайте также:  Стивен кинг темная башня том 3 бесплодные земли

Второй момент, связанный с обращением к Игнатию (Брянчанинову) и Феофану Затворнику, заключается в том, что они смогли переложить опыт древних отцов на тот уровень, который наиболее доступен современному человеку. Человеку какому? Который даже и мечтать не может о подвигах древних отцов и тех высоких состояниях, которых они достигали. То есть их изложение уже дается применительно к нашему, я бы сказал, скудному, но пока еще христианскому уровню духовной жизни.

Это только два примера. На самом деле их гораздо больше.

Святость – это не то, что сразу дается, а то, что постепенно созидается

– А почему он так менялся, и почему именно в последние годы?

– А не устарели ли тогда в наши дни святители Игнатий и Феофан? Все-таки и с тех пор прошло много времени, жизнь сильно поменялась. Мы живем в мире гаджетов и информационных технологий, наш век очень отличается от XIX-го.

– Вы правы. Уже и они не вполне соответствуют, как принято сейчас говорить, нашему менталитету. Сам язык очень сильно изменился. Особенно если взять язык епископа Феофана. Он не любил всяких новых словечек, не выносил никакой иностранщины. А у Игнатия (Брянчанинова) язык не столько XIX века, сколько даже конца XVIII столетия. Все труднее находить авторов, которые писали бы те же самые вещи и так же точно выражали суть духовной жизни уже на современном языке.

Или другая фигура – тот же игумен Никон (Воробьев), который, напротив, был очень образованным человеком. В его письмах тоже современный язык и точные, глубокие формулировки. Вот, пожалуйста, еще одно переложение, если хотите, тех же мыслей и идей, которые мы находим и у древних отцов, и у святителей Игнатия и Феофана. И это уже XX век.

Нет аскетизма – невозможно ожидать каких-либо достижений

– Дело вот в чем. Для того чтобы были духовные достижения, необходима соответствующая жизнь. Жизнь эта заключается, во-первых, – что всегда было очевидно для всех религий, не только для христианства, – в аскетизме. Нет аскетизма – невозможно ожидать каких-либо достижений. Но о каком аскетизме мы можем говорить сейчас? Современному человеку в условиях нашего века очень трудно проводить жизнь, которая была бы полностью отрешена от непрестанной житейской суеты и огромных информационных потоков.

Второе – даже монастыри у нас уже не те. Они сейчас, по крайней мере в преимущественной степени, а подчас почти полностью, заняты хозяйственно-туристической, извините, ошибся, паломнической деятельностью. Монахи встречаются со всеми. А смотрите, что писали святые отцы: один взгляд на женщину уже сбивает с толку. Единственное достижение, которое может иметь современный христианин и монах, – это искренно осознать свою неспособность быть тем, кем себя называет, смириться, не осуждать других людей и действительно каяться (а не отчитываться на исповеди о проделанных грехах).

– Сегодня нередкое явление – монахи в соцсетях. Постоянно что-то пишут, комментируют. Присутствие монахов и монахинь в блогах – это нормальное явление или нет? Как вы считаете?

Идет вырождение человечества, деградация человеческого существа

– Хотелось бы тогда более конкретно спросить, что именно в современности мешает сосредоточенной духовной жизни и аскетике, какие факторы? Наверно, это даже неизбежно в условиях потребительского общества, в котором мы живем?

– Тут можно отметить два пункта как минимум. Про первый я уже начал говорить. Слишком много информации, общения и впечатлений. Мы, например, без мобильных телефонов уже жить не можем. Наша образованность и самообразованность рассыпана на множество вещей. Но это состояние рассеянности. Попробуйте рассеянным светом сделать так, чтобы загорелась бумажка. А возьмите линзу, сфокусируйте лучи – и пожалуйста, все загорелось.

– Да, конечно, все это взаимосвязано. Но, кстати, знаете, древние отцы говорили, что последние люди не будут иметь наших подвигов и будут неспособны на них, и указали почему. И главная причина, это очень интересно: гордые будут очень! Об этом очень многие говорили, в частности, Антоний Великий, Исаак Сирин. Так что главная причина постепенно идущего современного вырождения – именно гордость.

– Алексей Ильич, а к вам бы сейчас обратился бы какой-нибудь светский публицист умеренно свободных взглядов и сказал бы, что вы не гуманист и просто не хотите добра человеку. Чтобы он жил удобно, хорошо, не мучил себя и близких: какая борьба со страстями, зачем это нужно? Что бы вы сказали на это?

– А вам опять-таки скажут: мы не дети, уже выросли и сами можем решать, что нам нужно.

– Вот и решайте: или мучить ребёнка школой, институтом, трудом, чтобы потом ему было хорошо в жизни, или всё оставить на произвол его желаний и увлечений. Кстати, число зависимых растёт неуклонно.

Скажите это спортсменам, тем, кто хочет чего-то достичь. Посмотрите, как они трудятся. Я как-то ехал с одним спортсменом из сборной нашей страны. Он мне рассказал, сколько они занимаются, и я в ужас пришел! Если мы хотим чего-то достичь, всегда требуется труд. Аскет – кто это такой? Спортсмен, в переводе с греческого.

Вера в вечность – вот что движет христианином

– Но ради чего тренировка и все мучения, спросят вас? Зачем?

– Ради достижения главной ценности. Спортсмену, например, ценнее спортивные достижения и золотая олимпийская медаль, чем покой и сидение в мягком кресле. Так и здесь. Мы не имеем зде пребывающего града, а грядущего взыскую (Евр. 13, 14), – пишет апостол Павел. То есть мы живем чем? Устремлением к вечной жизни. И поэтому мы стараемся, чтобы сейчас сделать все возможное для максимальных духовных достижений, которые будут гарантией и нашей вечной духовной жизни. Вера в вечность – вот что движет христианином.

– Получается, что возможная причина современного оскудения христианской веры та, что потеряна живая, настоящая вера в вечную жизнь?

– Тогда получается, что потребительское общество возникло потому, что, возможно, была утрачена такая живая вера в вечную жизнь.

– Совершенно верно. Почему и идет все время борьба религии и атеизма или материализма. Или-или. Это два несовместимых мировоззрения.

Читайте также:  Клиники бесплодия в тбилиси

Западный комфорт нацелен на свободу страстей

– А как вы считаете, жизненный комфорт вообще мешает духовной жизни?

– Само понятие комфорта надо бы попытаться описать и конкретизировать. Какой комфорт?

Без холодного душа невозможно тонизировать человека

– Жизненный, социальный. Общепризнанно, например, что на Западе жизнь более устроена и благополучна, чем у нас, в России. Это тот комфорт, из-за которого некоторые наши соотечественники уезжали и продолжают уезжать за рубеж. Как вы считаете, для духовной жизни такой комфорт вреден, полезен или безразличен?

– Христианство не против того, чтобы человек имел то, что необходимо для жизни, но оно против всего того, что выходит за границы необходимости. Определить и описать эту необходимость – это уже другой вопрос. Исаак Сирин говорил интересно, что ему хватает одного хлеба в день. Однако, – добавлял он, – если я поговорю с кем-нибудь, мне и двух мало. Западная система направлена на то, чтобы создать для человеческой жизни теплую водичку. А святые отцы и аскеты говорят, что в такой тепленькой среде человек очень скоро расслабляется и ничего духовного достичь уже не может, поэтому необходим холодный душ, которым как раз и является аскеза. Без холодного душа невозможно тонизировать человека.

Западный комфорт на что нацелен? На свободу страстей. А христианство говорит, что страсти – источник страданий. И вот идет противоборство между двумя мировоззрениями: свобода страстей или борьба со страстями. Комфорт – это, в конечном счете, свобода страстей под благовидным предлогом.

– Тогда можно ли считать, что с духовной жизнью и духовностью дела в России обстоят лучше, чем на Западе?

– Но холодный душ был в советское время. Сейчас такого давления на Церковь уже нет.

– Да, холодный душ сейчас кончился. Но это опасное дело. Мы начинаем хотеть всё больше и больше и расслабляться.

– Тем не менее, насколько я знаю, вы все равно считаете, что положение с верой в России пока лучше, чем на Западе.

– Действительно, вы правы. Я считаю, что пока лучше. Мы ещё сохраняем некую инерцию веры в святоотеческое учение, которое говорит о необходимости борьбы с собой и своими страстями, о необходимости подвига, сохранения постов, длительных богослужений и т.д. Как Христос сказал: Сей род изгоняется постом и молитвою (Мф. 17, 21). На Западе этого уже практически нет. Я однажды в католической семинарии в Братиславе спросил ректора: есть у них посты? Он немного замялся, но сказал: да, есть. В Пепельную среду (у них Великий пост начинается в среду, а не в понедельник, как у нас, и этот день называется Пепельной средой) и в Страстную пятницу студенты едят один раз в день и без мяса.

В советское время духовный уровень людей был выше

– Раз мы заговорили про советское время, было бы очень интересно спросить вас, как вы относитесь к нему и русскому коммунизму? Вы считаете, это был полный провал в истории России, или в коммунизме были какие-то свои привлекательные стороны, как ни странно?

– Чем же объясняется этот парадокс, что в советское время правящая идеология была атеистической и коммунистической, но при этом духовный уровень людей был выше, чем сегодня?

– В своих выступлениях вы иногда довольно критично говорите про дореволюционную Церковь в Синодальный период, что она стала практически государственным департаментом и поэтому потеряла свою силу. А как вам видится нынешнее ее состояние?

– Как вы считаете, можно ли сказать, что христианская жизнь начинается с покаяния, и главное – это видеть свои грехи? Что это, может быть, центральная вещь, благодаря которой возможно спасение? Или это упрощенное представление?

– А что, правда: разве он плохой человек? Действительно, никому зла не сотворил. Просто хороший человек, нормальный хороший человек.

– Зла, допустим, никому не сделал, а что хорошего сделал в христианском смысле? Христос говорит: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас (Мф. 5, 44). Что-либо из этого сделал? Нет. А Писание ведь говорит: Уклонись от зла и сотвори благо (Пс. 33, 15).

Без правильной основы внешняя деятельность может обернуться против человека. Этой основой является смирение

– Но вас могут спросить: разве не надо делать дела милосердия, вести социальную деятельность и помогать нуждающимся? Возьмут и скажут: мол, профессор Осипов считает, что не надо помогать нуждающимся.

Айфон есть, но я им не пользуюсь

– Есть и мобильный телефон, и компьютер. Когда-то я писал все на бумаге, теперь я пишу все только на компьютере. Айфон есть, но я пользуюсь практически только кнопочным телефоном.

– А Интернетом часто пользуетесь?

– То есть некая медиа-аскеза у вас есть?

– О, я аскет. Это бесспорно. (смеется)

– Что бы вы посоветовали нашим читателям, которых искренне интересует духовная жизнь?

– Мой совет очень личный. Поскольку найти духовно опытного наставника сейчас чрезвычайно трудно, то, как советует святой Исаак Сирин и другие отцы, следует научение, поддержку, объяснение многих вопросов, связанных с духовной жизнью, искать у святых отцов. Сейчас они издаются – это великая милость Божия. Но и святых отцов нужно правильно понимать, да и времени у людей остаётся всё меньше. Поэтому могу порекомендовать самое близкое, доступное и по языку, и по уровню нашего восприятия, и в то же время передающее все самые важные положения духовной жизни. Это письма игумении Арсении (Себряковой), Валаамского старца схиигумена Иоанна (Алексеева), игумена Никона (Воробьева).

Их мысли, идеи, учения поразительно схожи, практически один к одному. Эти книги, считаю, должны быть настольными у современного православного христианина. И не только православного. Мне пишут многие неправославные, которые начали читать их, и благодарят, потому что христианство открылось им совсем с другой стороны, по сравнению с тем, чем пронизано сейчас обмирщённое христианство на Западе, увлекающее кого-то и у нас, и чем заражена большая часть нашего народа, ищущего только чудес, исцелений, прозорливцев и предсказаний.

Читайте также:
Adblock
detector